Не судите да не судите будете: толкование

Блж. Феофилакт Болгарский

Ст. 37-40 Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете; давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам. Сказал также им притчу: может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму? Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его. Господь отсекает от наших душ самую трудную болезнь, разумею, корень высокомерия. Ибо кто не надзирает за самим собой, а только за ближним подсматривает и желает его опорочить, тот, очевидно, плененный высокомерием, забыл самого себя. Он всеконечно думает о себе, что он не грешит, и поэтому осуждает других, когда они грешат. Итак, если не желаешь быть осужденным, не осуждай других. Ибо скажи, пожалуй, почему ты другого осуждаешь, как преступника Божественных Законов во всем? А ты сам разве не преступаешь Божественного Закона (не говорю о других грехах) тем самым, что других осуждаешь? Ибо Закон Божий решительно повелевает тебе не осуждать брата. Значит, и ты преступаешь Закон. А будучи сам преступником, ты не должен осуждать другого как преступника; ибо Судия должен быть выше природы, впадающей в грех. Итак, отпускай, и тебе отпущено будет; давай, и тебе дано будет. Ибо меру хорошую, надавленную, натрясенную и преисполненную дадут в недра ваши. Ибо Господь будет возмерять не скупо, а богато. Как ты, намереваясь отмерять какой-нибудь муки, если желаешь отмерять без скупости, надавливаешь ее, натрясываешь и накладываешь с избытком, так и Господь даст тебе меру большую и преисполненную. Быть может, иной остроумный спросит: как Он говорит, что дадут в недра ваши меру преисполненную, когда сказал, что возмерится вам той же мерой, какой вы мерите, ибо если переливается через верх, то не та же самая? Отвечаем, Господь не сказал: возмерится вам «тою же» мерой, но «такою же». Если бы Он сказал: «тою же мерою», тогда речь представляла бы затруднение и противоречие; а теперь, сказав: «такою же», Он разрешает противоречие, ибо можно мерить и одной мерой, но не одинаково. Господь то и говорит: если ты будешь благотворить, и тебе будут благотворить. Это — такая же мера. Преисполненной названа она потому, что за одно твое благодеяние тебе заплатят бесчисленными. — То же самое и об осуждении. Ибо осуждающий получает той же самой мерой, когда его впоследствии осуждают; поскольку же он осуждается более, как осудивший ближнего, то мера сия преисполнена. Господь, сказав это и запретив нам осуждать, представляет нам и притчу, то есть пример. Он говорит: осуждающий другого и сам те же грехи делающий! скажи, пожалуй, не подобен ли ты слепцу, руководящему слепца? Ибо если ты осуждаешь другого, а сам впадаешь в те же грехи, то вы оба слепы. Хотя ты и думаешь, что через осуждение руководишь его на добро, но ты не руководишь. Ибо как он будет наставлен тобой на добро, когда ты и сам падаешь? Ученик не бывает выше учителя. Если, поэтому, ты, мнимый учитель и руководитель, падаешь, то, без сомнения, падает и руководимый тобой ученик. Ибо и приготовленный ученик, то есть совершенный, будет таков, каков его учитель. Сказав сие о том, что нам не должно осуждать слабейших нас и, по-видимому, грешных, Он присовокупляет и нечто другое на тот же предмет.

Альтернатива: равнодушие?

— Отец Павел, какие могут быть «альтернативы» осуждению? Неужели равнодушие?
— Ни в коем случае! Равнодушие — это состояние, противоположное любви. Не ненависть, а именно равнодушие является антиподом любви. Это состояние полного отчуждения от другого человека. «Этот человек не представляет для меня никакого интереса», — как только мы это говорим, мы тем самым уже произвели над ним суд. Равнодушие — это осуждение, ставшее состоянием души. И чаще всего это происходит помимо сознания. Мы человека просто превратили в вещь, в предмет, в шкаф — стоит и стоит, мне-то какое дело? Он мне не нужен, неинтересен, он для меня ничто. И дела с ним иметь я никогда не буду, он вычеркнут из моей «книги жизни».— Может ли неосуждение быть притворством? Встречались ли Вы с такими случаями в Вашей пастырской практике, когда человек заставлял себя думать, что все хорошие, пытался не осуждать, сдерживался, а в результате происходил внутренний надлом?
— Мне не приходилось с такой ситуацией встречаться. Возможно, что это немного надуманная проблема. Когда человек других не осуждает, это связано не с тем, что он закрывает глаза на их поведение, а с тем, что он себя лучше видит. Это не та ситуация, когда человек надевает розовые очки и пытается видеть все в розовом свете — ничего подобного! Неосуждающий человек слишком хорошо себя видит, чтобы осуждать других

Поэтому он и других видит гораздо лучше.
Когда человек смотрит вокруг себя и старается все плохое, что видит в людях, не принимать во внимание, и наоборот, концентрироваться на лучшем, что есть — так это же позиция Бога! Бог именно так на нас и смотрит. Лучшее, что в нас есть, Он стремится разными способами умножить, раздуть тлеющие угольки добра под грудами пепла в нашей душе

Раздуть для того, чтобы этот разгорающийся огонь поглотил и выжег все худшее, неспособное к жизни.
В одном из писем святителя Феофана мне встретились слова, которые и самого святителя ярко характеризуют, и задают правильный вектор по отношению к другим людям. Он говорил, что чем дольше живет, тем больше убеждается, что плохих людей нет. На какой-то глубине все люди добры — потому что любой человек хочет блага. А все злое, что есть в людях, — случайное и наносное. Как только мы сможем проникнуть в святая святых любого человека, даже самого плохого, закоренелого преступника, мы все равно там увидим какое-то добро.
Беда в том, что человек иногда избирает неправильный путь к достижению добра или имеет ложное представление о том, что есть благо. Но представить себе, что в глубине нас сидит некий «сверхсатана», который хочет только уничтожения всего, и в том числе себя самого, невозможно. У Н. О. Лосского на эту тему есть интересная статья — «О природе сатанинской». И там он как раз очень подробно объясняет, почему сверхсатанизм в принципе существовать не может. Даже для Денницы изначальное стремление к первенству было нормальным — только он пошел ложным путем: он восстал против Господа Бога. Но само стремление к полноте совершенства было правильным. Тут мы приближаемся к какой-то удивительно тайне: где, почему происходит этот экзистенциальный слом? Человек стремится к правильному — но выбирает дурной путь. В самой возможности этого ошибочного выбора перед нами раскрывается потрясающая по своему масштабу драма бытия. И с другой стороны этой драмы находится Христос на Кресте — Своей Кровью заплативший в том числе и за наше право делать этот ошибочный выбор.

Свт. Феофан Затворник

Аще бо быхом себе разсуждали, не быхом осуждени были

Себе разсуждать здесь то же, что выше: да искушает себе кийждо. Это значит: если бы мы надлежащим образом себя испытывали пред причащением и достодолжно приготовлялись к нему, то не быхом осуждени были, то есть не ели и не пили бы мы себе суда, не был бы над нами произносим приговор: повинен Телу и Крови Господни. Осуждение, то есть суд и присуждение наказания, бывает за недостойное причащение, а недостойное причащение допускается оттого, что себя не рассуждаем, не испытываем и не очищаем от грехов покаянием, иное утаивая, иное сказывая в половину.

«Не сказал Апостол: если бы наказывали себя, или мучили себя, но: если бы только захотели сознать грехи свои сами и осудить себя и свои беззакония, то избавились бы от наказания и здесь, и там. Ибо осуждающий сам себя вдвойне умилостивляет Бога и сознанием грехов своих и готовностию не делать их на будущее время. Но мы не хотим делать, как должно, и этого легкого дела» (святой Златоуст).

По ходу речи это относится к причащению, но вне контекста это положение идет ко всякому греху. Всякий грех от нерассуждения себя, и всякому греху изрекается суд и наказание в самый акт греха. Исполнение приговора и отлагается иногда до времени, но самый приговор тотчас последует. Себя рассудить значит сознать, кто ты, дерзающий творить грех, прогневляющий Бога пред лицем Самого Бога, невидимо, но тем не менее действительно присущего тебе? Приняв эту непреложную истину сознанием, едва ли бы кто решился грешить. Но в деле греха враг ее затмевает и совсем изгоняет из сознания. Как ни нелепо слово грешника: не видит Бог, а оно всегда проходит в мыслях грешника грешащего.

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, истолкованное святителем Феофаном.

Писание — о смысле заповеди

— В Евангелии от Матфея читаем: «Не судите и не судимы будете». То есть благодаря одной нашей способности не судить мы освобождаемся от суда Божьего. Почему такая милость Бога за исполнение всего одной заповеди?
— Я думаю, что это можно объяснить только тем, что человек, который приучил себя не осуждать других, настолько открывается действию Бога, что ни с чем с другим это нельзя сравнить. Любое наше осуждение, любая попытка взять на себя право Бога, удаляет нас от действия благодати Божией, ведь мы себя противопоставляем Ему: «У Тебя есть Твой суд, а у нас — свой. И нас мало интересует Твое мнение». А позиция неосуждения противоположна: мы полностью предаем и самого себя, и этого человека, и всю ситуацию Богу. Без какой бы то ни было сознательной или бессознательной попытки вынести свой вердикт. И это стремление человека к открытости Богу становится тем, что автоматически изымает его из суда Божьего. Если ты других не осуждаешь, — «кто я такой, чтобы творить суд над другими?» — то в ином качестве, по-новому выстраиваются отношения между тобой и Богом.— А в Ветхом Завете эта заповедь имела такое же значение, как и с приходом Христа?
— Конечно же, нет. Заповедь неосуждения является важнейшей частью Нагорной проповеди Спасителя, в которой мы видим, что Христос сознательно противопоставляет весь широкий спектр ветхозаветных предписаний тем новым горизонтам, которые Он предлагает своим последователям. Это касается брака, развода, мести, и в том числе осуждения.
Согласно Ветхому Завету, Бог делегировал еврейскому народу право судить для того, чтобы удержать этот народ в определенных, вполне жестких и понятных, рамках праведности.
Точно так же сегодня мы говорим, что если общество лишить судебной системы, то градус преступности и криминальной составляющей не понизится, а существенно повысится. Потому что сдерживающие элементы — то, что сдерживает вседозволенность и разгул, — исчезают.
Та же ситуация наблюдалась и в Ветхом Завете. Осуждение было необходимо для того, чтобы таким образом пусть внешне, формально, но все же сдерживать распространение греха. Христос же, не отрицая необходимости внешних границ, уходит в глубину, к первоистокам и причинам неправильных поступков людей. Когда человек любит, когда он всю свою жизнь, все свои мотивы согласует с позицией любви к Богу и ближнему, ему уже эти границы не просто не нужны, они начинают мешать. Он их не переступит никогда, но не потому что боится наказания: он боится потерять ту самую любовь, которая для него является основным содержанием жизни.

Закрывать глаза на грех?

Получается, мы должны закрывать глаза на грех? Нет, обличать грех (не грешника) действительно стоит, но делать это нужно с любовью, желание помочь и, главное, с осознанием, что каждый человек подвержен риску впасть в искушение. Никто из нас не лучше того, кто грешит в какой-то конкретный момент.

Библия дает нам еще одно важное обетование:

Справиться с осуждением проще, если мы понимаем, что и нас Господь будет судить так, как мы поступаем со своими близкими. Если мы хотим помочь им, искренне сожалеем вместе с ними о совершении греха, испытываем боль за них, то и сами можем просить прощения за то, что творим у Господа.

Перевод на русский или английский язык текста песни — не суди других,да не судим будешь исполнителя Slim:

Do not judge others, so will untried.And not all of us are on the scale of celestial judges.Time can even bend the iron bars,The cold metal will cool halfway.Among the wreckage floes in quarantineI’m still waiting for the pendulum will move the stoneWith my soul, and the four-something nasty.You’re on your «Porsche» toned fly past.Washing your head, «Pantin right», in your blood thatWhat break off this morning from the briquette ice cream.This cocktail does not taste even in the twilight vampiresBut if only from the gray-white-gray.About anything I do not ask?Then the barrel is needed, but not an aspen stake.The world is spinning on an axis, burning a gallon of gasoline.In autumn mushrooms in the basket drops «Visine» in the eye.Mind Games pushed the clouds,What lit frosted. Steppenwolf comes paws,But trapping mechanisms do not work.This is not a poetry of Anna Akhmatova, but this style of run-in,It can not be bought in the sauna, as the skin of a deputy.He dreamed of becoming an astronaut, to have an older brother,Long did not deceive himself, putting everything at stake.Now I meet the sunsets in the window box.They are four-something they want, but they do not catch the bird winged.They want us there was little spaceDo not stop and that we know.They want to, but it is uselessThey want us there was little spaceDo not stop and that we know.They want to, but it is uselessThey want to … They want … But it is useless …

Оригинальный текст и слова песни не суди других,да не судим будешь:

Не суди других, да не судим будешь.И не все мы равны на весах небесных судей.Время может погнуть даже стальные прутья,Холодный металл остудит на полпути.Среди обломков льдин как в карантинеЯ все еще жду, когда камень маятник сдвинетС моей души, а то че-то паршиво.Ты на своем «Порше» тонированном пролетаешь мимо.Голову помыв «Пантином прави», в твоей крови тоЧто отломали утром сегодня от брикета пломбира.Такой коктейль не по вкусу даже в сумерках вампирам,Но если только те от серо-бело-серых.Ни о чем меня не проси?Тут нужен ствол, а не кол осиновый.Мир крутится по оси, сжигая галлоны бензина.По осени грибы в корзину, капли «Визина» в глаза.Игры разума толкают облака,Что горят матовым. Степной волк наступает лапами,Но механизмы капканов не срабатывают.Это не стихи Анны Ахматовой, но этот стиль обкатан,Его не купишь в сауне, как шкуру депутата.Мечтал стать космонавтом, иметь старшего брата,Долго себя не обманывал, все поставив на карту.Теперь встречаю закаты в окно иллюминатора.Они че-то хотят, но не поймать им ту птицу крылатую.

Они хотят, чтоб нам мало было местаНе прекратят и это нам известно.Они хотят, но это бесполезно

Они хотят, чтоб нам мало было местаНе прекратят и это нам известно.Они хотят, но это бесполезно

Они хотят … Они хотят… Но это бесполезно …

Что же делать со светским законодательством?

Светское законодательство в основном базируется на Библейских принципах. Человеческие законы так же запрещают воровать и убивать, причинять вред другим людям, подстрекать их к дурным делам.

Если говорить о юридической практике и человеческом суде, то Господь не призывал людей отказаться от этой практике, которая иногда становится единственным способом остановить беззаконие и направить того, кто его творит на путь истинный.

При этом Господь призывал нас к честному и справедливому земному суду, а суд Небесный мы должны оставлять на волю Творца.

В Библии даются уточнения о том, как вести мирской суд:

  • «Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего» (Лев.19:15).
  • «И дал я повеление судьям вашим в то время, говоря: выслушивайте братьев ваших и судите справедливо, как брата с братом, так и пришельца его; не различайте лиц на суде, как малого, так и великого выслушивайте: не бойтесь лица человеческого, ибо суд – дело Божие; а дело, которое для вас трудно, доводите до меня, и я выслушаю его» (Втор.1,17).
  1. Обличая грех, мы должны помнить о милосердии и сострадании к ближнему, искренне любить его и молиться о его душе.
  2. Суд же надо оставить Господу.
  3. Прежде всего стоит думать о своих грехах и следить за своими поступками, чтобы, пытаясь искоренить чужие пороки, не впасть в тщеславие.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector