Молчание: они ничего не видят, но очень хорошо слышат…

Соблюдать тишину иногда невозможно

Соблюдать
тишину, оказывается, действительно очень трудно. И дело даже не в телефонах. Эпизод
в метро хорошее тому подтверждение. Женщину с младенцем выпроводили из поезда
прямо в тоннель, а все потому, что успокоить грудного ребенка почти невозможно.

Правильный
ли это поступок со стороны людей? Ведь они отправили мать и дитя на верную
гибель? А что еще оставалось делать? Или двое или несколько десятков, а то и
сот. А как уговорить собаку, чтобы она не гавкала, если та реагирует на тварей,
которые буквально рвутся в машину? При этом все очень сильно надеются, что это
скоро закончится. Но вот это вряд ли.

Как власти или даже военные могут справиться с такой ситуацией? Перестрелять или взорвать летучих мышей атомными бомбами? Тем более, что это не совсем летучие мыши. Они были заперты в пещере Бог знает сколько лет, потому мутировали и превратились в нечто непонятное и страшное. Мышей называют веспы, как осы. Потому что по своему поведению они и вправду напоминают ос.

Кадр из фильма «Молчание»

Когда Сам Бог нарушает молчание

Но оказалось, что  падре Феррейра, не выдержав пыток, отрёкся от веры и живёт  под японским именем Савано, занимаясь астрономией. Феррейра призывает и  Родриго  последовать его примеру. В сцене беседы Феррейры и Родриго, происходящей в присутствии внимательно слушающего их японского чиновника, упомянутые мной выше мотивы толерантности звучат «вслух», но и явно звучит молчание – молчание Феррейры, молчание Самого Христа, почему-то, как чувствует пораженный Родриго, согласного с молчанием бывшего несгибаемого пастыря, а ныне – отступника…

Пройдя через невероятные моральные и физические муки, Родриго ради спасения жизни доверившихся ему японских христиан встаёт на путь отречения. В сцене фуми-э, когда Родриго смотрит на икону, на которую ему сейчас предстоит наступить, он слышит голос Самого Христа:

Прежние, не знающие сомнений,  представления Родриго о том, что христианство – предмет проповеди, блистательно покоряющей языческие народы не только Христу, но и папскому престолу, насаждающей не только заповеди Евангелия, но и европейский взгляд на мир, разбиваются вдребезги.

Невидимый крест позора, который падре берет на себя ради спасения бедных забитых японцев, не особо-то ясно и разумеющих (так акцентируют оба автора,  и Эндо, и Скорсезе) преподанное им христианство, оказывается тяжелее мучений плоти. Клеймо отступников ложится на Феррейру и Родриго до конца их дней, они остаются в Японии, но веру в Христа хранят в тайне, внешне ничем ее не проявляя.

Основной актерский состав

Приятным сюрпризом для поклонников станет поистине звездный актерский состав. Главные роли в «Молчании» исполнят Лиам Нисон, Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Киаран Хайндс, а также японские актеры Таданобу Асано, Синья Цукамото и Хироюки Танака.

Актерскую группу «Молчания» возглавляют Эндрю Гарфилд и Лиам Нисон

  • Лиам Нисон сыграет в картине роль отца Кристовао Феррейра. Актер британского происхождения известен по таким киноработам, как «Список Шиндлера», «Заложница», «Звездные войны. Эпизод 1: Скрытая угроза», «Кинси» и многим другим. Лиам Нисон является номинантом на «Оскар», «Золотой глобус», «BAFTA» и премии канала «MTV». В 1996 году актер был удостоен Кубка Вольпи за лучшую мужскую роль в фильме «Майкл Коллинз».
  • Эндрю Гарфилд. Молодой и перспективный актер, который сыграл Питера Паркера в перезапуске «Человека-паука», а также успел показать себя в кинолентах «Замерзающий», «Еще одна из рода Болейн» и «Мальчик А». Эндрю сыграет в новом фильме роль отца Родригеса. В послужном списке актера — престижная премия «BAFTA» за лучшую мужскую роль, а также английская премия «Men Theatre Award» за роль в спектакле «Кес» и театральная премия «Evening Standart».
  • Адам Драйвер. Сравнительно недавно начавший свою кино-карьеру Адам Драйвер, тем не менее, уже является вполне известным голливудским актером. Он сыграл в таких знаковых фильмах, как «Дружба и никакого секса», «Голодные сердца», «Внутри Льюина Дэвиса» и «Дальше живите сами». За роль Джуда в «Голодных сердцах» актер стал призером Венецианского кинофестиваля, что значительно продвинуло его карьеру. В новой киноленте Мартина Скорсезе Драйвер сыграет отца Франциско Гаррпе.
  • Киаран Хайндс. Этот ирландский актер известен зрителям по таким популярным фильмам: «Джейн Эйр», «Доводы рассудка», «Лара Крофт расхитительница гробниц: Колыбель жизни» и «Призрак оперы». В фильме «Молчание» Хайндс сыграет отца Валиньяно.

Кадр со съемочной площадкиЭндрю Гарфилд и Адам Драйвер на съемках фильма «Молчание»

Что значит речь для христиан?

Современный мир страдает празднословием. Отовсюду слышатся речи, несущие мало полезной информации, зато изобилующие глупостью, лицемерием, злостью.

Женщины, живущие по-соседству, собираются по вечерам ради сплетен. Люди звонят друг другу, чтобы обсудить слухи. Мирская пресса тиражирует бесполезные  сообщения: «Модель показала грудь на пляже», «Актёр подал на развод» и тому подобное. Половина текстов несут негатив: «авария», «катастрофа», «изнасилование».

Читатель погружается в это болото – интернет и телевидение пожирают его время. По дороге с утра бредёт молодёжь, уткнувшаяся в экраны гаджетов. На работе, едва выдалась минуты, все открывают соцсети. Утомлённый, а порой раздражённый, человек выныривает из словесной чепухи и видит, что день уже клонится к закату. Он приходит домой и срывается на мат, слыша упрёки такого же перегруженного информацией родственника…

Ожидания кинокритиков

Бытует мнение, что фильм окажется поистине успешным. Скорсезе известен зрителям, в первую очередь, по таким знаковым картинам: «Последнее искушение Христа», «Хранитель времени», «Банды Нью-Йорка», «Авиатор» и «Волк с Уолл-Стрит». Все без исключения киноработы получили престижные награды и высокие оценки критиков. И неспроста — работы Мартина Скорсезе разительно отличаются от стиля других режиссеров.

Первый постер фильма «Молчание»

Его фильмы могут похвастаться яркостью и реалистичностью сцен, жестокостью и правдой без прикрас. Скорсезе — обладатель сотни престижных кинонаград, среди которых «Оскар», «Золотая пальмовая ветвь» Каннского кинофестиваля, «Эмми» и «Золотой глобус». Мартина Скорсезе по праву называют заслуженным мастером гангстерских кинолент, ведь ему удается крайне достоверно передать «изнанку» криминальной среды.

Особенно впечатляющими у Скорсезе получаются исторические фильмы, которые пробирают до глубины души своей подлинностью и непредвзятостью. Ярким примером его высочайшего профессионализма является фильм «Последнее искушение Христа», который в 1988 году вызвал широкий общественный резонанс в силу своего отличия от общепризнанного мнения по поводу личности Иисуса и его мирской жизни.

Фильм «Молчание» станет экранизацией популярной одноименной книги японского писателя Сюсаку Эндо, которая вышла в далеком 1966 году. Фильм Мартина Скорсезе будет второй экранизацией романа — но считать «Молчание» ремейком японского фильма 1971 года нельзя. Режиссер стремится не переделать уже рассказанную зрителям историю, а воплотить максимально достоверную картину событий, имевших место в реальной жизни.

Мартин Скорсезе — режиссер «Молчания» и подлинный гений киноиндустрии

Продюсерами предстоящего фильма станут Барбара Де Фина, Витторио Чекки Гори и Рэндолл Эммет, а сценаристом — Джей Кокс. Фильму придумали слоган, который как нельзя лучше отображает правду жизни: «Иногда молчание является самым смертоносным звуком». Съемками фильма занялась кинокомпания Paramount Pictures, а премьера киноленты запланирована на начало 2016 года.

Ну что за люди эти фанатики?

Как обычно
опасность представляют не только кровожадные веспы, но и сами люди. Что за
пастырь такой, в какого Бога он верит, если настолько возненавидел наших
героев, что придумал столь хитроумный план? Может мошенники? Скорее фанатик,
ибо отрезал себе язык, чтобы не сказать ни слова. И видимо, вся остальная
паства сделала то же самое. Девочка ведь тоже оказалась без языка.

В общем,
среагировали быстро. Так что им надо от нашей семьи? Пастор добросердечно
предложил им присоединится, пообещал защиту Господа. Наши отказались, за что и
поплатились. Вот так в трудные времена привлекают к религии, а кто
отказывается, того сразу в расход. Так что, пока одни спасаются от кровожадных
птеродактелей, другие собирают себе паству на будущее.

В конце стычки с религиозными фанатиками случился самый трогательный момент. Чтобы спасти внучку бабушка пожертвовала собой. После этого в целом добрым и хорошим людям пришлось убить тех, кто посягнул на их жизнь. В общем, закончилось все хорошо. Несмотря на недостаток общения, фильм вполне себе ничего. Хотя если сравнивать его с «Птичьим коробом», то фильм явно проигрывает. Конечно, посмотреть его можно, но всего один раз, причем прямо сейчас.  

Сюжет

Фильм начинается с пролога, в котором опытный португальский иезуитский священник Криштован Феррейра становится свидетелем пыток японских новообращённых, которым он пытался донести христианскую веру. Священник беспомощен в присутствии японских властей, применяющих пытки, и никак не может ни облегчить страдания обращённых, ни укрепить их в вере.

Несколько лет спустя в иезуитском колледже Святого Павла в Макао итальянский священник Алессандро Вальиньяно получил известие о том, что в Японии отрёкся от веры после пыток сам Феррейра. Не веря данному известию, ученики Феррейры, молодые иезуитские священники Себастьян Родригес (Эндрю Гарфилд) и Франсиско Гарупе (Адам Драйвер), отправляются на его поиски. Их соглашается сопровождать сбежавший из Японии пьяница-рыбак Китидзиро. Спустя некоторое время иезуиты узнают, что после того как вся семья его была убита, он тайно отрёкся от христианства.

Прибыв в Японию и остановившись в прибрежной деревне Томоги, удивлённые иезуиты обнаруживают, что местное христианское население по-прежнему тайно исповедует католическую веру, но живёт в постоянном страхе перед местным губернатором Иноуэ Масасигэ, которого называет «Инквизитором». Затем оба священника приходят в ужас при виде как японские чиновники, разыскивающие тайных христиан, привязывают нескольких жителей деревни к деревянным крестам на берегу океана, где те в конечном итоге тонут. После этого тела осуждённых кремируют на погребальном костре, очевидно, для того, чтобы утопленников не могли похоронить по христианским обычаям.

Гарупе отправляется на остров Хирадо, полагая, что присутствие священников заставляет сёгуна терроризировать деревню. Родригес отправляется на остров Гото, последнее место, где жил Феррейра, и находит его разрушенное жилище. Блуждая по Гото, он всё сильнее предаётся отчаянию. Повстречавшийся ему Китидзиро выдаёт его местным властям. Выступаюший в качестве переводчика пожилой самурай сообщает Родригесу, что если он не откажется от своей веры, пострадают другие схваченные христиане.

Родригеса отправляют в Нагасаки, где он находится в заключении со многими новообращёнными. На суде ему говорят, что отныне католическая вера в Японии запрещена. Родригес требует встречи с «Инквизитором», но, как оказывается, сидящий перед ним пожилой глава суда и есть грозный Масасигэ. Родригес возвращается в тюрьму, где вскорости оказывается и Китидзиро. Он оправдывается перед Родригесом, сообщая, что по-прежнему верует, а предал его исключительно из страха перед чиновниками. На исповеди он просит Родригеса простить ему грехи, и, после неохотного согласия последнего, получает освобождение в обмен на публичное попирание имитации христианских символов фуми-э. Родригеса приводят под охраной на берег, где он встречает истощённого Гарупе и четырёх других заключённых, которых отвозят в море и выбрасывают из лодки по одному, чтобы заставить того отречься от веры. Гарупе не соглашается, после чего Родригес видит, как он бросается в воду, отчаянно пытаясь спасти последнего тонущего, но уходит вместе с ним под воду…

Спустя некоторое время Родригесу позволяют встретиться с постаревшим Феррейрой, который рассказывает, что отрёкся от веры после пыток, заявив, что после 15 лет пребывания в Японии убедился в ненужности и бесполезности в ней христианства. Родригес отказывается верить, но следующей ночью в своей камере слышит, как подвергают пыткам ещё пятерых христиан. Во время новой встречи Феррейра говорит ему, что и они отказались от веры, и теперь очередь лишь за ним. Терзаемый сомнениями Родригес задаётся вопросом, имеет ли смысл упорствовать, осознавая, что отречение положит конец страданиям остальных. Когда Родригеса подводят к фуми-э, он слышит внутренний голос, разрешающий наступить на него, принимая его за голос самого Христа.

Спустя несколько лет, уже после смерти Феррейры, Китидзиро просит Родригеса снова отпустить ему грехи, но Родригес отказывается, заявляя, что он больше не священник. Позже у Китидзиро находят мешочек с христианским амулетом и, несмотря на все его оправдания, уводят навсегда. Много лет спустя окончательно сломленный внешне и перенявший чужие обычаи Родригес умирает. Его тело помещают в большую круглую деревянную бочку и кремируют. Но в руки у него лежит то самое крошечное деревянное распятие, которое он получил, впервые приехав в Японию…

Сюжет фильма

Книга, по которой снимается фильм, написана на основе реальных событий, произошедших в середине XVII века в Японии. В те времена японское правительство всеми силами искореняло христианство, справедливо считая его чужестранной и неприемлемой для буддистской страны религией. Кроме гонения христиан, японцы пропагандировали политику самоизоляции, полностью ограничивая любое влияние на свою культуру извне.

Но попытки иностранцев вмешаться в их привычный уклад жизни повторяются с досадной настойчивостью — в частности, заезжие христиане пытаются нести в массы католицизм. Одними из таких пропагандистов оказываются главные герои фильма — португальские католические священники-миссионеры, прибывшие в Японию с целью проповедовать слово Божье «неверным» жителям острова.

Одной из причин, заставивших трёх молодых священников вторгнуться на чужую землю со своей религией, стали слухи о позорном отступничестве падре Феррейры — священника, учителя и наставника молодых отцов. Дабы удостовериться в этом (или опровергнуть подобные слухи), священники и решились на столь рискованный шаг.

Кадр из фильма: отец Родригес (Эндрю Гарфилд) с прихожанином

В те времена японцы очень жестоко расправлялись с христианами: вычисленных католиков заставляли топтать образ Христа, а в случае отказа — подвешивали на крюках и пускали кровь. Целью таких пыток было полное отречение от Христа не только самого священника, но и его паствы. Среди физических мучений, гонений и душевной боли отец Родригес вдруг начинает сомневаться в правильности решения о молчании.

Ведь, на словах отрекшись от Бога, можно спасти сотни невинных душ, которых ожидает страшная участь. Сомнения одолевают священников на протяжении всего романа, потому как даже молящиеся в католической церкви японцы обращаются не к Христу, а к своему богу, что сводит на нет все усилия проповедников…

Будьте проще, и это поможет вам решить проблему

Вы просто не можете нормально жить, постоянно чувствуя себя так, будто вы, сами того не зная, напоили любимого человека неведомым ядом, от которого просто обязаны найти противоядие. Не вешайте себе на шею ярмо чувства вины неведомо в чем.

Не принимайте его, не делайте его частью себя. И уж совершенно точно не воспринимайте сознательные или подсознательные попытки близких людей контролировать вас с помощью молчания в качестве признаков вашей неполноценности, криворукости и сволочной натуры.

Знайте, ничто из того, что вы могли совершить, не заслуживает подобного отношения к вам. Если на вас злятся за что-то конкретное (и говорят, за что), это одно… Если же вас обливают ушатом презрения и горделивого молчания за какие-то неведомые прегрешения, это совсем другое.

Если только вы не являетесь по-настоящему тяжелой в эмоциональном плане личностью, склонным к физическому или эмоциональному насилию человеком, или, скажем, прожженным манипулятором (в этих случаях вам действительно нечего друг другу сказать, кроме как «прощай»), вы не сделали ничего для того, чтобы заслужить молчание.

Скорее всего, множество людей (и доброжелательных, и злонамеренных, и просто шутников) давали вам множество самых разных советов относительно «игры под названием любовь»… и все они ошибались изначально, считая любовь всего лишь игрой.

Любовь (да и полноценное общение, если уж на то пошло) — это не игра, у которой есть стороны, ведется подсчет очков, и в которой нужно победить.

Для того, чтобы наши отношения были крепкими и полноценными, нужно следовать всего двум простым правилам.

Будьте добры друг к другу.

Заботьтесь друг о друге.

Только и всего. Это не значит, что вы можете выбрать одно из них — вам нужно и то, и другое, иначе курс ваших отношений рано или поздно собьется с правильного пути, приведя вас прямиком в пропасть.

И злонамеренное молчание идет вразрез сразу с обеими этими правилами. И что бы там ни считал Мик Джаггер, путь к счастью и удовлетворению может начаться с одного простого слова… Скажите «привет».

Это может быть неловкий «привет», сказанный шепотом или через силу, это совершенно неважно. Важно другое — кто-то его сказал

Кто-то из вас.

Вы признали, что никто не может читать ваши мысли, как бы вам того ни хотелось. Что вы вовсе не являетесь открытой книгой (что бы вы там ни думали о вашем уровне эмпатии и эмоциональном интеллекте). И что страх и чувство вины — совершенно не те чувства, которые вам бы хотелось вызывать в близких людях.

И вы, и ваш самый близкий человек одинаково ответственны за то, чтобы у вас все получилось… Если, конечно, у вас двоих изначально была основа, над которой стоило работать.

Жизненные реалии — довольно неплохая отправная точка для начала разговора. Молчание? Порою оно кричит громче любых слов.

Как с этим бороться

Если ваш близкий человек при виде вас демонстративно не желает общаться и смотрит на вас, поджав губы, вам, скорее всего, захочется выйти из подобной ситуации с наименьшими потерями… Но как это сделать?

Извиниться? Поползать перед молчащим «обиженным» в пыли? Все это бесполезно. Помните — с его точки зрения вы должны страдать за ваши прегрешения.

Но вы не хотите страдать. Более того, вы не хотите, чтобы ваш любимый угодил в свою же ловушку молчания, и его разум наполнялся негативными мыслями и стремлением вас помучить.

Для того, чтобы отреагировать на активное молчание конструктивным образом, нужна чувственность, открытость, понимание и изрядная доля человечности.

То, что вам нужно сделать, на самом деле довольно просто. Решение проблемы молчания вовсе не в том, чтобы каждый раз прощать этого человека, или пытаться быть выше этого и делать вид, будто между вами не происходит ничего странного. Подобный курс действий опять-таки рано или поздно приведет к самоисполняющемуся пророчеству. Просто со временем вы устанете быть человеком, который всегда идет навстречу, закрывая глаза на, мягко говоря, не самое достойное поведение.

Скажите ему: «Мне бы очень хотелось знать, что не так. Я хочу, чтобы мы попробовали вместе разобраться в этой проблеме». Покажите ему, что вы готовы к диалогу — ведь для любого танца нужна пара, а для танца жизни — тем более.

Будьте искренни с любимым человеком. И не делайте вид, будто просто не замечаете его молчания — это лишь подольет топлива в и без того жарко горящий огонь.

Да, я понимаю, что быть честными и искренними в подобной ситуации не так-то просто, так как, скорее всего, вам от нее очень неловко, и она выводит вас из равновесия.

Вам больно… но вы чувствуете себя виноватыми. Довольно сомнительное сочетание, не так ли? Это неприятное сочетание — часть тактики молчащего. Он пытается заставить вас сомневаться в том, не сделаете ли вы своими словами лишь хуже. В каком-то смысле он пытается лишить голоса и вас, и его попытки оставляют после себя мерзкое послевкусие.

Вам не по душе это «подвешенное» положение, и вы инстинктивно хотите все исправить, но — вот беда — молчащие ставят вас в положение, когда вы просто не знаете, что вы, по их мнению, сделали не так. А может, они поступают с вами подобным образом лишь потому, что им хочется большего контроля над вашими отношениями.

Если на вас давят активным молчанием, это заранее лишает вас любого преимущества. Вам не победить, что бы вы ни делали.

Если вы принимаете навязанную вам ситуацию незнания, в чем вы провинились, неуверенности в том, что сказать и стоит ли вообще что-то говорить, неуважительности к вашим собственным чувствам, отбрасываемым в сторону, словно что-то ненужное и сомнений в том, есть ли будущее у ваших отношений, щедро сдобренных ощущением вины, вызванным убежденностью в том, что это вы создали разрастающуюся трещину между вами, вы играете в заведомо проигрышную игру. В итоге не добиваетесь ничего, беспомощно смотря на то, как ваши отношения летят под откос.

Для того, чтобы выйти за пределы порочного цикла ссор, молчания и возвращения на исходную позицию, для того, чтобы стать человеком, готовым сделать первый шаг к тому, чтобы растопить лед, сковавший ваши отношения, нужно немалое терпение и желание докопаться до истины — но вы должны это сделать, иначе это будет продолжаться вечно.

Учтите, когда молчащий, остававшийся безучастным ко всем вашим попыткам наладить диалог, внезапно «смягчается», «оттаивает» и вновь начинает «снисходить» до общения с вами, даже не говоря, на что обижался, и неодобрительно относясь к вашим попыткам завязать об этом разговор — это лишь очередной психологический прием, рассчитанный на то, чтобы наполнить вас еще большим чувством вины и заставить закрыть глаза на весь вред, который вам причинила вся эта ситуация.

Активное молчание кричит: «Ты должен знать!»

Итак, ты, мой дорогой собеседник, в чью сторону я, насупившись, молчу, должен знать:

а) что ты, по моему мнению, сделал не так;

б) что я по этому поводу чувствую;

в) что ты должен сделать, чтобы покончить с моим молчанием.

Эти три «ты должен» молчаливо проецируются в сторону другого человека, пока вы занимаетесь своими делами в одном доме, внезапно ставшим тесным и душным для вас двоих.

Будем откровенны: «Ты должен знать» может работать лишь с условием полной убежденности в том, что вы и ваш близкий человек настолько близки мыслями, что фраза «Я не должен объяснять, почему мне больно, он и так это знает» кажется вам абсолютно логичной и осмысленной (хоть вы и оперируете категориями невербального и неуловимого). И то, что ваш собеседник порою целыми днями не может понять, что вы от него хотите, бесит вас еще больше.

В вас растет обида в стиле: «Да как ты посмел разрушить мою иллюзию полной близости!»

Ты должен знать, что я чувствую. Ты должен понимать, что должен сделать, чтобы это закончилось. Так почему же ты этого не делаешь?

В этих случаях активное молчание лишь усиливает неуверенность в себе практикующего его человека, и рано или поздно превратится (хотя для этого может потребоваться несколько лет и множество ссор) именно в тот вид недоверия, который обрекает отношения на неудачу. Да, это самоисполняющееся пророчество, начинающееся с взглядов исподлобья и внутренних обвинений.

Удар в личное больное место

Помню один из отзывов на кинофоруме: «Не скажу, что фильм мне понравился или не понравился, не знаю, стал бы я его пересматривать еще раз, но за время просмотра я не мог оторваться ни на минуту

Для меня фильм «Молчание» стал не просто иллюстрацией к истории христианизации Японии, сначала принявшей церковную проповедь, а затем бурно ей воспротивившейся и замкнувшейся от Европы на долгие 250 летв конце концов, мы знаем, что вслед за миссионерами и их проповедью Евангелия  (а то и вместе с ними) на новые территории тут же проникали политические и экономические интересы кесарей мира сего, в этом история Японии мало чем отличается от истории других стран и от других эпох.

И не очередную проповедь того, что нынче называюттолерантностью», увидел я в фильмеда, отцы—иезуиты наделали немало ошибок, не разобравшись в особенностях японской души, огульно объявляя синтоизм и буддизм бесовщиной, а почитаемых и любимых предков японцев – горящими в аду, делая ставку на сильных мира сего, крестя феодала, а весь его дом, близких и вассалов, приписывая к Церкви автоматически, не особо разбираясь, хотят ли они того или нет.

Но ведь, тем не менее, земля Японии явила и множество людей, воистину просветившихся светом Евангелия, и своих святых, и Церковь Христова жива там и поныне. Нет, все эти смыслы, конечно, тоже можно прочесть в эпическом полотне Скорсезе и размышлять о них, но фильмударил меня в другое, в мое личное больное место.

Как спасались праведники-молчальники?

Христианские святые давно поняли важность молчания для спасения души. Многие замыкали уста — кто на несколько лет, кто до конца жизни

Молча́льник или безмолвник — христианский святой из числа преподобных, избравший особый вид подвига — непрерывное молчание, принявший обет молчания.

Среди этих подвижников первый, кто принял на себя подвиг молчания до самой кончины — Саламан Молчальник.

Также по религиозным источникам особенно известны: Иоанн, родом армянин, на 28-м году получивший сан епископа, но ради безмолвия отказавшийся от сана; Исихий Хоривит, спасавшийся на горе Хорив близ Синая; Стефан пресвитер; Лука Новый Столпник.

Из русских святых к числу молчальников принадлежат Афанасий, Онуфрий и Феодор, затворники монастыря Киево-Печерского; Исаакий Радонежский; Игнатий Белозерский; Корнилий; Нил Столбенский; Вера Молчальница. Разумеется, это не все имена.

Сергий Радонежский принял обет молчания незадолго до смерти, чтобы посвятить последние дни только молитве. Несколько лет молчал иконописец Андрей Рублёв.

Жития молчальников обычно кратки: «замуровался в пещере на 12 лет»; «молчала 23 года», «закрылся в хижине до конца дней своих». Но земная слава нужна была святым менее всего. И если о них остались сведения, то только стараниями мирян.

Вера Молчальница своей известностью обязана легенде, в которой она отождествляется с императрицей Елизаветой Алексеевной, женой Александра I. Якобы после того, как император, инсценировав свою смерть, стал сибирским старцем Фёдором Кузьмичом, жена последовала его примеру. Сначала она спасалась в миру, обучая детей рисованию и грамоте. Обет молчания приняла не сразу.

Вера Молчальница на смертном одре

По словам церковного историка графа М.Толстого, Веру в монастыре приняли враждебно. Монахиням-завистницам не нравился интерес к ней со стороны прихожан, стремившихся к Вере за советами  — та писала ответы на бумаге.

Игуменья ездила к Петербургскому митрополиту Серафиму с просьбой выслать Веру Молчальницу из монастыря. На эту просьбу митрополит ответил: «Ах ты дура-баба! Да нас скорее с тобой выгонят, чем её; и вспоминать об этом не смей».

Недаром пустынники уходили в леса, чтобы избежать общения. Ведь даже в монастыре может найтись немало помех для спасения. 

«Не думайте, что праведники, пребывая среди людей, достигали праведности. Нет, но подвизаясь прежде во многом безмолвии, они обретали Божественную Силу, вселяющуюся в них, и лишь тогда Бог посылал их, обретших добродетели, в среду людей для назидания человеков и исцеления болезней их. В силу такой нужды были они разлучены с безмолвием и посланы к людям» (Преподобный Аммон Нитрийский).  

Некоторым праведникам, обладающим талантом красноречия и даром убеждения, Господь воспрещал безмолвие, считая, что наибольшую пользу они принесут, проповедуя и наставляя ближних. 

Так Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, чудотворец, в начале своего духовного пути хотел стать молчальником. Он вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом, где практиковали безмолвие. Но Всевышний возвестил об ином пути, ожидающем его: «Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое!». 

Пока ты идешь на крест сам — это христианство

Впечталение. Сразу думаешь о себе: а я? А если я бы? Думаю, каждый верующий задавал себе такой вопрос и пытался представить себя на месте мучеников, рисовал яркие картины в воображении. И, если думал всерьез, то рано или поздно выключал воображение и отставлял этот вопрос, ответ на который заочно – не дать.

Что я могу со своими немощами, мне ли не знать своей собственной слабой натуры, да и мучеников укреплял Дух Святой, а не их собственные силы… Потому – не буду дерзать думать об этом,  а буду жить и решать насущные вопросы дня сего, положившись  на Господа и Его промысел, помощь и  милосердие. А там как будет, так и будет.

Вопрос. «Жизнь человека – превыше всего», но что именно каждый из нас разумеет под «жизнью»?  Как же те, кто на мучения ради неотречения от веры все же пошел?  Как же  мученица София, которая шла на смерть не одна, но вместе со своими дочерьми?..

А как же те, кто  не были даже  христианами, например, советские люди сталинских времен, которые знали, что их близкие пострадают, будут лишены гражданских прав, работы, жилья, свободы, но не пошли против своей совести, против своей души?

И убеждение: христианство отличается от идеологии тем, что оно – не от мира сего и не призвано служить сиюминутным  интересам этого мира, политическим, патриотическим, социальным, еще каким-то. Оно – свободное участие  в Царстве Христовом, начавшееся уже здесь, а не идеология.

Как все это совместить, как со всем этим быть? Не знаю. Жизнь порой ставит перед нами такие вопросы, ответ на которые приходится искать тоже целожизненно. Но я помню слова одного христианского мыслителя: «Евангелие – это ряд противоречивых вещей, ряд парадоксов, которые объединены благодатью».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector