В рпц наказали священника за плохой отзыв о главном храме вооруженных сил

Кто такой монах-схимник

Монаха, принявшего «великий ангельский образ», называют схимником.

Внешний вид

Все одежды монаха предназначены для духовной борьбы (брани) с миром, плотью и дьяволом.

Они являются всеоружием Божьим:

  1. Власяница, или хитон, является напоминанием клятвы нестяжания.
  2. Параман — небольшая четырехугольная плащаница , носимая на спине (хребте), на которой изображены восьмиконечный православный крест , Адамова голова и орудия Христовых страданий. Надпись гласит: «Азъ язвы Господа моего Iисуса Христа на тѣлѣ моемъ ношу «. Ношение этого плата постоянно напоминает о кресте, который взял на себя монах.
  3. Ряса (риза радования) — напоминает об обете послушания.
  4. Пояс кожаный знаменует подпоясание силой истины, обновление духа и умерщвление плоти.
  5. Мантия (паллий) знаменует охраняющую монаха силу Божию, а само облачение называется ангельским.
  6. Клобук (наглавник) — это шлем, который монах, словно воин, надевает для защиты от врагов (искушений) как надежду на спасение. Этот головной убор снимается на шестой день после пострижения. Новопостриженного из храма переводят в келью.
  7. Сандалии знаменуют готовность инока на всякое дело благое и послушание.
  8. Четки (вервица) называются мечом духовным, так как указывают иноку на постоянное пребывание в молитве. Также они нужны для совершения молитвенного правила.
  9. Кукуль (в переводе с древнегреческого означает «чепец, колпак») знаменует шлем спасения и указывает на высшую степень совершенства — младенческое беззлобие. Он является кругообразно расположенным капюшоном, скрывающим голову и плечи, имеет остроконечный верх и украшен крестами. Всего пять крестов: на челе, на груди, на обоих плечах и спине.
  10. Аналав — это украшенная крестами широкая длинная полоса с прорезью посередине. Носится на спине и груди, а надевается через голову. По сути, это то же, что параман для малосхимника.

Правила поведения

У схимонахов остается только одно послушание — духовничество и отправление литургии. То есть, кроме молитвенного служения, они ничем не занимаются.

Рясофор, наоборот, проходит испытание на выдержку, выполняя в обители разноплановые работы наравне с трудниками (проживающими в монастыре работниками).

Обеты

Монах дает при постриге три обета.

  1. Обет нестяжания (бедности) подразумевает полный отказа от какого-либо личного имущества.
  2. Обет целомудрия — это не только безбрачие, но и отрицание пола вообще.
  3. Обет послушания — отказ от собственной воли.

Времена меняются – а с ними и значения слов

Татьяна Лихицкая: «Живой как жизнь» – писал о языке Николай Васильевич Гоголь. Позже эту фразу взял на вооружение известный языковед Корней Чуковский, объясняя различные лингвистические процессы.

Татьяна Лихицкая

Действительно, язык не является статической единицей, а постоянно меняется, отражая все события, происходящие с обществом на определенном этапе времени. Каждой эпохе присущ свой набор лексики.

Например, сейчас в широком обиходе редко можно встретить слова «кольчуга», «каменка», «конка», «трапеза». Они уже давно стали архаизмами. Нередко такие слова могут оставаться в лексиконе, однако из-за смены общественно-политического строя меняют свою коннотацию (значение), причем как с позитивной на негативную, так и наоборот.

Это касается и церковных слов. В древности религиозные традиции почитались и береглись, передавались из поколения в поколение. Было более трепетное отношение ко всему церковному. Но времена меняются, а с ними и власть. Обществу навязываются новые ценности.

В СССР делалось всё, чтобы отдалить человека от Бога: закрывались церкви, уничтожалась богословская литература. Негативное отношение ко всему религиозному проявлялось по всем фронтам: об этом вещало радио, телевизоры, переписывались школьные учебники… В итоге получились поколения людей с крайне негативным отношением ко всему церковному.

Кто такие монахи: общая информация

Настало время перейти к самому интересному. Кто такие монахи – вопрос, ответ на который занимает многих людей. Так называют тех, кто добровольно отринул мирские радости и посвятил жизнь богослужению. Монашество – это призвание, а не выбор, неудивительно, что лишь немногие избранные становятся монахами, тогда как все остальные покидают монастырские стены.

Постриг в монахи доступен не только для мужчин, но и для женщин. Последние также могут поселиться в монастыре, дав необходимые обеты. Были времена, когда не существовало женских и мужских монастырей. Эта практика была введена в 1504 году, именно тогда на Руси отменили совместные обители.

Кому можно, а кому нельзя постричься в монахини?

Существует ряд формальностей, о которых следует знать кандидаткам в послушницы. Прежде, чем принять обеты, необходимо решить все семейные, имущественные и юридические формальности. Женатых мужчин и замужних женщин не принимают в монашество. Если человек состоит в благополучных семейных отношениях и при этом желает уйти в монастырь, любой священнослужитель во время разговора скажет ему, что делать этого не стоит. Одиноким женщинам, имеющим несовершеннолетних детей, также лучше отложить постриг в монахини. Вести детей за собой в монастырь неправильно, поскольку монашество является исключительно добровольным выбором каждого человека. Постриг обычно разрешается женщинам только после достижения возраста 30 лет. При этом если она все-таки решает оставить миру несовершеннолетних детей, необходимо предоставить свидетельство об опеке.

Стать монахиней — это очень серьезный шаг, к которому нужно долго идти. Если при возникновении небольших жизненных трудностей вы решили убежать в монастырь от проблем, то это неправильно. Все решения должны быть обдуманными.

«Святоша» и «монашка в бегах»

В школе меня не любили, я была не такая как все: не красилась, могла рассказать впечатлившую меня историю из Библии или жизни святых. Меня обзывали «святошей», «монашкой в бегах», даже били. Приходилось многое терпеть, но зла на одноклассников я не держу.

У меня с детства был духовник. Мне очень повезло встретить епископа Серафима Глушакова, ныне покойного. Он пригласил меня в воскресную школу, часто разговаривал со мной. Я ходила в детский хор при храме на улице Черемшанской, сейчас там мужской монастырь. Однажды собиралась со своими родными отдохнуть за Волгой и пришла к духовнику за благословением. А он говорит: «Никакой Волги. Поезжай в монастырь. Посмотри, что там и как».

Послушник и рясофор — это те степени монашества, которые предшествуют иночеству

Перед тем, как стать иноком, а затем монахом, лица, поступающие в монастырь обязаны пройти две ступени: послушник и рясофор. Послушник или же послушница — это лицо, готовящееся к тому, чтобы стать монахом.

Несмотря на то чтоб послушник и послушницы не дают монашеских обетов, они уже принадлежат к монашескому братству. При этом они не носят рясу — монашескую одежду, им разрешено носить только подрясник.

Послушник

человек, который готовится стать монахом

Основная задача послушника или послушницы — готовиться к принятию монашества, а также исполнять различные послушания при монастыре. Живя в обители, они привыкают к распорядку дня и монастырским правилам, к монашеской жизни.

В Российской империи существовало правило, согласно которому послушник должен был жить не менее 6-ти лет в статусе послушника при монастыре, прежде чем он мог постричься в монахи и стать рясофором.

Под рясофором (рясофорной послушницей), понимают человека, которому дозволенно носить рясу. В Греции эта степень называется «рясофорный послушник» («рясофорная послушница»), при этом сами греки считают эту степень ступенью послушничества (подготовке к монашеству). Рясофору дозволенно носить рясу, камилавку (скуфью) и чётки.

Монашеские одежды

Патерики не сообщают о постригах древних отшельников. Преподобный Ефрем Сирин, обличая нерадивых, пишет: не думайте, что туго подпоясаться и влачить за собой одежды значит уже монашествовать; можно предположить, что ключевым событием считалась торжественная церемония облечения в священные монашеские одежды: рясу (хитон, власяницу), мантию и камилавку (клобук). И животные меняют облик в соответствии со сменой своего одеяния, писал Тертуллиан, защищая свой pallium, плащ, в язычестве признак бедности и низкого происхождения, а в раннем христианстве символ принадлежности к истинной философии.

Как объяснить необъяснимое?

— Матушка, а ведь вы могли просто жить жизнью благочестивой мирянки и не помышлять ни о чем большем, но приняли постриг. Что подтолкнуло сделать этот шаг?

— Все спрашивают, что случилось (улыбается — Прим. ред.). Была артистка — стала инокиня. С чего вдруг? Может, любовь несчастная, может, еще что-то? Всем хочется какой-то мелодрамы, чего-то такого человеческого, чем можно было бы такой поступок объяснить. Но как объяснить необъяснимое? Как объяснить жизнь?

— То есть получается, это в большей степени призыв Бога, чем расчет и выбор человека?

— Конечно. Если даже человек сто лет будет планировать, что он пойдет в монастырь — у него ничего не выйдет.

— Как вы почувствовали этот зов Божий?

— Каждый человек обладает внутренним голосом, или совестью, к которой он либо прислушивается, либо нет. Есть что-то такое, что не объяснишь бытовым языком, но что может переживать каждый человек.

Когда-то мы с сыном, которому было три года, чуть не попали под поезд. Это был знак, очень страшный. Тогда я вдруг спохватилась, стала думать: «Боже мой, почему Ты нас оставил?» — даже не «почему?», а «для чего?». Всякий раз после подобного случая нужно обязательно подумать: для чего сохранилась жизнь или почему она вдруг была отобрана, как у этих несчастных девочек, которых застрелил белгородский маньяк… Ведь все, что случается, — это по промыслу Божиему, да?

Голос Божий есть в каждом человеке, и я Его почувствовала, когда решилась на постриг.

Инокиня Ольга (Гобзева). Фото Михаила Моисеева

— История вашего пострига словно из какой-то сказки: в среду первой седмицы Великого поста владыка Амвросий (Щуров) дает вам четки и платок послушницы, в воскресение — постриг… Что вы чувствовали, о чем думали при этом?

— Сам постриг произошел для меня неожиданно. Психологически я не была к нему готова. Да, действительно не понимала, что происходит, я как бы опаздывала за событиями, все шло впереди меня. И когда начался постриг, я словно умерла. Разве что стояла вертикально. Во мне все замерло, не было никаких чувств, только полное ощущение мертвости.

В рясофор меня постригли в 1993 году. В монастыре я прожила года два, а потом владыка Сергий (Фомин) — сейчас он митрополит Воронежский и Борисоглебский — отозвал меня из монастыря, в Синодальный отдел церковной благотворительности и социального служения, председателем которого он тогда являлся.

Предлагаем ознакомиться Микроцефалия: чем поможет остеопат » Остеопатия для детей и взрослых

Поскольку у нас митрополит как в армии генерал, то, конечно, все подчинились. А я подчинилась с радостью, потому что владыку я знала еще до пострига. С владыкой Сергием мы познакомились на Рождественском празднике, в подготовке которого принимала участие. Он тогда был архиепископом Солнечногорским. И когда познакомились и даже не так долго поговорили, я вдруг подумала: «Господи, какой же это умный, разносторонний, интереснейший человек!»

Так что работать в Отделе церковной благотворительности и социального служения Московского Патриархата с владыкой Сергием было для меня большой радостью. Хотя и пришлось ради этого покинуть стены обители, снова жить в миру.

— Вообще нам обычно представляется, что в монашество идут люди совершенно особые, уникальные. Разве может обычный человек «шагнуть в пустоту»?

— Что значит «обычный человек»? Ведь у всех — у монахов, у священников и у обычных людей — руки, ноги, сердце… И все способны чувствовать, страдать. И даже грехи могут быть одинаковыми. Ведь может так случиться, что какой-нибудь монах впадет, например, в грех пьянства. Другой вопрос — монах понимает, что это страсть, наваждение, что это гибельно.

Представьте: Симеон Новый Богослов — у него было непосредственное общение с Богом, а читаешь его гимны — он там такие невероятные грехи называет, о которых даже простой человек скажет: «Ого!» А это только помыслы!

Человек — все равно человек. Господь создал человека по Своему образу и подобию — каждого. Будь ты монах, или бомж, или служитель Мельпомены, артист или ресторатор, ты все равно человек.

Что взять с монаха?

Самый популярный вопрос к монахам: для чего нужно монашество? Как на него ответить? Ума не приложу! Покойная Зинаида Гиппиус временами говаривала: «Если надо объяснять, то не надо объяснять». Это как раз тот случай.

— Для чего нужно монашество?

— А для чего нужна семья? Зачем дети? Какая польза от кошек?

Самое интересное, что есть люди, охотно дающие ответы:

— Дети — чтобы родину защищать! Семья — чтобы детей рожали! Кошки — на шапки!

— А монахи?

— Монастыри нужны для того, чтобы сохранять уставное богослужение!

Это не шутка. Я вам только что процитировал слова одного влиятельного митрополита. Только подумайте: задача монашества — соблюдать устав богослужения. Почему вдруг? Как так вышло, что движение церковных неформалов пришло к тому, что выполняют некую прикладную функцию?

Монашество до сих пор мыслится у нас как элемент клерикальной структуры. Еще совсем недавно монастыри приносили пользу как церковные тюрьмы, и я хорошо помню, как страдал наш монастырь от священников и дьяконов, присылаемых к нам на исправление.

Огромная польза от монастырей — обслуживание значимых святынь, мощей, чудотворных икон, и просто архиерейского дома и епархиального склада. Это очень удобно. Это очень понятно. Можно постричь одиноких женщин и бесхозных мужчин, сказать им: «Умри на послушании!», и, на самом деле, так бывает — умирают.

Знакомая игуменья как-то призналась, что безгранично счастлива оттого, что в их монастыре нет ни целительных икон, ни частиц мощей, ни великой истории — невероятное везение! Живут с сестрами маленькой дружной семьей.

Слушаю ее, радуюсь и как опытный монах про себя думаю: «Надолго ли?»

Монастырь — семья и школа. Если это про монашество, то только не про русское. Наше монашество находится на грани выживания, потому что оно предельно клерикализировано и канонически никак не защищено.

Канонически русский монастырь — собственность архиерея. Я отнюдь не хочу демонизировать епископов, просто у нас такая исторически сложившаяся система, от которой сами архиереи и страдают. Система требует корректировки, иначе монашество просто исчезнет, потому что в такой обстановке монастырь не может быть семьей и школой. Ведь все держится только на порядочности отдельных архиереев, которые не злоупотребляют, например, правом распоряжаться имуществом монастыря или назначать игумена из своих приближенных. А ведь такое случается постоянно, и годами складывающиеся братства и сестричества просто разваливаются, потому что новому епископу вдруг вздумалось поставить в монастырь своего человека.

Князь Церкви, Ваше Преосвященство и владыка. Но как вернуть епископу отцовство

На монашеской конференции один игумен жаловался мне на известного певца иеромонаха Фотия. Нет, этот замечательный батюшка вовсе не из его монастыря. Просто после успеха о. Фотия каждый преосвященный пожелал иметь своего придворного фотия. И если есть в монастыре какой-нибудь певучий брат, он находится в зоне риска, потому что владыка выписывает его себе всякий раз, когда случается званый обед с гостями, а поскольку владыка славится циклопическим гостеприимством, доморощенный фотий уже смирился с горькой участью развлекать гостей за трапезой. За послушание!

Для чего нужен монастырь? Например, как питомник архиереев. Мы уже разучились воспринимать монашество как нечто неклерикальное. Нет — постригли, значит, скоро рукоположат, сделают священником, потому что так куда понятнее — вот служит человек, отпевает и крестит — пользу людям приносит! Хорошо бы еще окормлять тюрьмы, трудных подростков, умирающих стариков, реабилитационные центры — это очень понятно, и монастыри соревнуются друг перед другом, будто стараются самим себе доказать свою полезность.

Только правда в том, что монашество бесполезно. Как и все прекрасное. Как бесполезна семья, любовь, дружба, дети, музыка, литература. В Средние века, когда не было школ, университетов, больниц и библиотек, монахи взвалили на себя эту работу, но сегодня общество справляется с этими задачами куда успешнее.

Так почему бы не оставить монахов в покое? Почему бы не отпустить их из клерикальной крепости, не разгрузить их канонически, позволив, например, монахам иметь свой епископат, разрешить многообразие уставов и служений?

Если монах будет приносить столько же пользы, сколько ежик или кошка, этого уже достаточно, чтобы стать украшением жизни.

Фото: архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан / pravoslavie.ru

Самый редкий зверь на свете

Неожиданно выяснилось, что я — единственный архимандрит в монастыре! Было четыре, остался один! Первый умер, второй сбежал, третий пошел в архиереи, «и спасся я один, чтобы возвестить тебе». Единственный, значит, последний — вдруг больше не будет! Как говорили в старину: «Один-разъедный, один-укольный», что категорически повышает мою ценность и значимость — должны беречь и заботиться, обязаны занести в церковную Красную книгу как почти бесценный и временами исчезающий вид.

Особо чувствительным поясняю: это была шутка. Кроме Красной книги, конечно. Архимандритов на Святой Руси и особенно Украине немало. А вот кого пора бы занести в Красную книгу, так это монахов — то есть тех иноков, которые не имеют церковного сана.

Если вы откроете статистику по монастырям в Русской Церкви, легко узнаете, что на 2019 год у нас действует 972 монастыря — 474 мужских и 498 женских. Цифры невероятные! Причем мужских и женских обителей почти поровну, тогда как число монашествующих отличается разительно: 5 883 насельника и 9 687 насельниц.

И когда уже мы откажемся от этого дикого слова «насельник»?

— Чем занимаетесь?

— Населяю!

Невероятно пустое и оскорбительное слово! Но чем же его заменить? И надо ли?

Однако дальше этих впечатляющих цифр статистика не идет. Например, сколько у нас монахов в священном сане? Какое количество монашествующих служит на приходах? Сколько иноков уходят из монастырей, по какой причине, какова их дальнейшая судьба? Все это опасные вопросы, но как без них?

Священный запрет гладить кошек. Всем грешно, а батюшкам – можно!

Больше всего меня интересует, сколько же в нашей Церкви монахов без священного сана? Почему это так важно? Потому что монашество в нашей Церкви глубоко клерикализировано, то есть встроено в клерикальную структуру: вы найдете немало иеромонахов, игуменов, архимандритов и иеродиаконов, но монаха без сана обнаружить очень трудно. Еще труднее найти общину монахов без сана, то есть собственно монастырь, и не знаю, есть в нашей Церкви таковые?. Мы так привыкли к тому, что монах — это батюшка из монастыря, что не можем себе представить другого

И сегодня срок жизни монаха невелик — обычно сразу после пострига его рукополагают в иеродиакона, а потом и в иеромонаха, то есть монах тут же встраивается в церковную иерархию, он не более чем священник, но с тремя священными обетами

Мы так привыкли к тому, что монах — это батюшка из монастыря, что не можем себе представить другого. И сегодня срок жизни монаха невелик — обычно сразу после пострига его рукополагают в иеродиакона, а потом и в иеромонаха, то есть монах тут же встраивается в церковную иерархию, он не более чем священник, но с тремя священными обетами.

— Что же тут плохого? Разве монах не должен служить в церкви?

— Быть священником — великий дар! Но первые монахи избегали сана.

Одно из самых древних монашеских правил, записанных святым Иоанном Кассианом, гласит: «Убегай от женщин и епископов!»

— Кажется, с женщинами все ясно — соблазн и грех! А при чем тут епископы?

— Епископ опасен тем, что может рукоположить в священный сан — именно так объяснялась такая осторожность. — Чем же сан священника опасен для монаха?

— Чем же сан священника опасен для монаха?

— Священный сан автоматически включает монаха в клерикальную структуру, в систему феодально-клерикальной иерархии, что было категорически неприемлемо для монахов древности.

Любопытно, что монашество появилось почти одновременно с «веком Константина», с эпохой официального христианства. Есть версия, что монашество было своего рода антиклерикальным протестом против государственного или казенного христианства, благополучного и благопристойного, удобно встроенного в свою «экологическую нишу», против отождествления Церкви с духовным сословием.

Не стану поддерживать эту точку зрения, но, похоже, этот антиклерикальный элемент в древнем монашестве присутствовал.

Первые монахи были своего рода христиане-хиппи, которых просто воротило от сытого благообразия государственной церкви.

Однако не это было главным мотивом зарождения монашества.

В православии есть шесть степеней монашества

Практически все, поступившие в монастырь, кроме трудника (трудницы), послушника (послушницы) и рясофорного послушника (послушницы) принимают монашеский постриг. Под монашеским постригом понимается обет отречения от мира, так как монашество — это особый образ христианского жительства, заключающийся во всецелом посвящении себя на служение Бог.

Кроме того, монах или монахиня также приносят следующие обеты ради любви ко Христу: послушания, девства, или целомудрия, и нестяжания. Во время обряда пострижения в монахи у человека символически постригаются волосы. Кроме того, ему также дается новое имя, избираемое в память того святого, который становиться покровителем постригаемого.

Постриг

обет отречения от мира

В некоторых монастырях разработано шесть степеней подготовки к монашеству:

  1. трудник (трудница).
  2. послушник (послушница).
  3. рясофорный послушник (рясофорная послушница).
  4. инок (инокиня).
  5. малая схима (монах/монахиня.
  6. схима или великая схима (схимник, схимонах/схимница, схимонахиня).

Необходимо отметить, что в любом случае монах обязан исполнять своё основное служение в Церкви — непрестанное пребывание в богообщении и молитве за весь мир. Монахи благовествуют о Христе своим живым примером деятельного покаяния, любви к Богу и служения Ему.

Монашество основано на словах Господа Иисуса Христа:

Мф. 19, 21

Таким образом, это не продукт человеческой мысли, но Воли Божией.

Битва и чудо

— Но ведь одно дело соблюдать заповеди в миру, а другое — в монастыре. Мирскому человеку странно и страшно монашество…

— Правильно, что страшно.

— Почему, как вам кажется?

— Потому что там серьезные скорби, серьезные падения, которых в миру не бывает. Монастырь — это битва. Надо приготовиться к тому, что тебя будут бить, бить и бить.

Сейчас думаю, как правильно, что меня так гнали в начале монашества, и было столько скорби. Еще бы: актриса — инокиня! Да меня чуть не убили за это. Гоняли, как сидорову козу. Говорили: вот, она новую роль играет — инокиня! Это как выйти на бой, на ринг.

Был такой американский фильм «Солдат Джейн», и в нем есть сцена, где героиню лупят, бьют, невзирая ни на что. Меня, конечно, в буквальном смысле не били, хотя и пытались скинуть с машины когда-то, и ведро картошки в меня запускали (еле увернулась!) — все это пережила. И ценю это. Как, наверное, наиболее ценный период в моей биографии.

Все потому, что монашество — отнюдь не безоблачный и не простой путь. И действительного, реального ощущения Господа, Ангелов, Пресвятой Богородицы, внутреннего покоя и радости так просто, без скорбей, никогда не будет. А оно ни с чем несравнимо.

Представьте себе то ощущение покоя, которое возникает у уже опытного монаха — ощущение ровной радости. Когда никакие болезни и скорби не могут поколебать этого невероятной чистоты озера, наполненного красотой бытия. Это же чудо!

Жизнь монаха целесообразна

Я не знаю, как другие, пребывая в миру, справляются с основной задачей монашества – войти в себя. Мне сейчас это становится все труднее, и некоторые виды моей деятельности начинают меня тяготить, со временем я от них должен буду отказаться, потому что не вижу их целесообразности. Жизнь монаха целесообразна – все, что ты делаешь, должно преследовать некоторую цель. А цель одна – спасение. То, что неспасительно, нецелесообразно.

Например, чтение лекций. Я не вижу смысла в большей части этой деятельности и начинаю ее сокращать. Лекция – не способ передачи знаний, это способ заинтересовать студента в получении знания и показать ему, где эти знания можно почерпнуть.

Я 5 лет читал на кафедре курс источниковедения истории Церкви. Наконец мы выпустили учебник «Введение в историю Церкви», часть первая– источниковедение.

И я уже не хочу читать лекции по источникам. Всю информацию по данному предмету, которую я могу передать, я сформулировал в этой книге. Все можно прочитать, и вряд ли целесообразно пересказывать собственный текст. Это – напрасная потеря времени. Тем более, что если человек пришел на кафедру, его не надо и заинтересовывать – он уже заинтересован. Но раз курс этот есть в программе, значит, надо будет кому-то его передать. Кто-то должен его читать, студенты должны сдать экзамен– так заведено.

В этом году я издам историографию истории Церкви. Наверное, и лекции по историографии я читаю последний год.

Черное духовенство

Решение о ведении монашеского образа жизни ― одно из самых сложных в жизни человека. Поэтому перед тем, как постричься в монахи, необходимо пройти через послушничество. Это подготовка, в первую очередь моральная, к посвящению всей жизни Господу. За это время можно привыкнуть к монашеской жизни и поразмышлять над необходимостью обета.

После пострига человеку дается новое имя. С этого момента его называют «рясофор», или «инок». Когда им принимается малая схима, он именуется монахом, при этом его имя снова меняется, и он берет на себя дополнительные обеты.


При принятии великой схимы монах превращается в схимонаха, его обеты становятся еще более строгими и снова меняется имя. Обычно схимонахи не живут вместе с монастырской братией. Нередко они подаются в отшельничество или становятся затворниками или пустынниками. Именно они совершают известные монашеские подвиги.

Иеродиаконы и иеромонахи

Монах, принявший диаконский сан, становится иеродиаконом. Если у него есть сан священника, то правильно называть его иеромонахом. При этом получение титула происходит при прохождении процедуры хиротонии. Белые священники могут стать иеромонахами только после монашеского пострига.

Игумены

Настоятелей монастырей зовут игуменами. Чтобы стать ими, необходимо пройти процедуру избрания среди иеромонахов.

Архимандриты

Эти священнослужители относятся к одному из высших православных монашеских чинов. Как правило, он выдается настоятелям крупных монастырей.

Интересно, что архимандритами могут становиться и протоиереи: в случае смерти матушки и при принятии решения о ведении монашеского образа жизни.

Епископы и архиепископы

Возглавление епархий доступно епископам, которые причисляются к первому сану архиерея. Во главе крупных епархий стоят архиепископы. Последний титул считается почетным и может быть присвоен тем, кто имеет крупные заслуги перед Богом и церковью.

Патриарх

К высшему архиерейскому сану относятся патриархи, они возглавляют поместные церкви. Получить сан может только человек, являющийся предстоятелем автокефальной церкви. В России представитель этого сана в данный момент ― патриарх Кирилл.

Монахи, в отличие от иноков, принимают малую и великую схиму

Если инок собирается дальше продвинуться на пути монашества, он становиться монахом, принимает вначале малую, а потом великую схиму.

При этом разделение на малую схиму и великую схиму признается далеко не во всех Православных церквях. Так, например, греческие православные церкви имеют только рясофорный постриг и сразу же обет великой схимы.


Одежда монаха, принявшего малую схиму. Мантийные монахи составляют среди монашествующих большинство

Второе название малой схимы — это мантийное монашество. Принимая постриг, и обеты малой схимы человек полностью отрекается от мирской жизни и становится монахом. Он получает новое имя, как бы рождаясь заново, при этом даёт следующие обеты:

  1. Послушания, то есть отказа от своей личной воли и полного послушания своему духовнику;
  2. Безбрачия или же целомудрия;
  3. Нестяжания или же нищеты, то есть отказа от владения личной собственностью.

Всего же монахи обязаны соблюдать обеты, данные при крещении, аскетические обеты, а также ежедневно соблюдать положенные в монастыре и духовником молитвенное правило и нести монастырское послушание, то есть трудиться в монастыре.

Монашествующий избирает руководителя своей духовной жизни — старца и дает обет во всех своих делах следовать его совету и воле. Обычно пострижение в малую схиму происходит на литургии и после неё нового монаха торжественно обличают в хитон, параман, рясу, мантию (палий), клобук, сандалии, в руку дают чётки.


Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Патриарх Кирилл — мантийный монах

Мантийных монахов среди монашествующих большинство. Именно поэтому обычно под ними понимают православных монахов вообще. Только мантийные монахи могут занимать высшие церковные посты, например, быть настоятелями и наместниками монастырей, правящими Архиереями, в том числе Святейшими Патриархами.

Монахи, в отличие от иноков, принимают малую и великую схиму

Если инок собирается дальше продвинуться на пути монашества, он становиться монахом, принимает вначале малую, а потом великую схиму.

При этом разделение на малую схиму и великую схиму признается далеко не во всех Православных церквях. Так, например, греческие православные церкви имеют только рясофорный постриг и сразу же обет великой схимы.


Одежда монаха, принявшего малую схиму. Мантийные монахи составляют среди монашествующих большинство

Второе название малой схимы — это мантийное монашество. Принимая постриг, и обеты малой схимы человек полностью отрекается от мирской жизни и становится монахом. Он получает новое имя, как бы рождаясь заново, при этом даёт следующие обеты:

  1. Послушания, то есть отказа от своей личной воли и полного послушания своему духовнику;
  2. Безбрачия или же целомудрия;
  3. Нестяжания или же нищеты, то есть отказа от владения личной собственностью.

Всего же монахи обязаны соблюдать обеты, данные при крещении, аскетические обеты, а также ежедневно соблюдать положенные в монастыре и духовником молитвенное правило и нести монастырское послушание, то есть трудиться в монастыре.

Монашествующий избирает руководителя своей духовной жизни — старца и дает обет во всех своих делах следовать его совету и воле. Обычно пострижение в малую схиму происходит на литургии и после неё нового монаха торжественно обличают в хитон, параман, рясу, мантию (палий), клобук, сандалии, в руку дают чётки.


Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Патриарх Кирилл — мантийный монах

Мантийных монахов среди монашествующих большинство. Именно поэтому обычно под ними понимают православных монахов вообще. Только мантийные монахи могут занимать высшие церковные посты, например, быть настоятелями и наместниками монастырей, правящими Архиереями, в том числе Святейшими Патриархами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector