Почему новгородские грамоты

Содержание берестяных грамот

В ранее изученных летописях содержались сведения о главных событиях и фигурах истории, о политической обстановке и географии. В них недоставало информации о жизни простых людей, их занятиях, быте, ремеслах. Содержание грамот внесло больше ясности в процесс исследования культуры Древней Руси.
Основное содержание берестяных грамот следующее:

  • Личная переписка;
  • Финансовые документы: расписки, договора;
  • Судебные протоколы;
  • Списки, инструкции;
  • Упражнения учеников, обучавшихся грамоте;
  • Заговоры, молитвы, фольклор.

Вероятно, были и другие записи. Но сохранились лишь те, что попали в землю. По предположению историков, их просто выбросили за ненадобностью, либо потеряли. А вот действительно ценные берестяные книги, которые бережно хранились славянами, до наших дней не дошли, большинство погибло в пожарах.
В берестяных грамотах XIII в. обнаружены детские рисунки, ученические записи. Об образовании славянских детей мало что известно. Интересны выводы, полученные на основании изучения грамот школьников того времени. Некоторые берестяные листы похожи на отрывки из ученических тетрадей, где дети выполняли подобие упражнений: пропись отдельных букв, складывание слогов, короткие отрывки молитв. Предположительно так обучались грамоте.
Процесс этот был, по всей видимости, трудный для общества в целом. Лингвисты сделали вывод, что подавляющее количество грамот было записано кем-то под диктовку. Большинство славян не умели читать и писать, а потому прибегали к помощи служителей церкви. В отдельных группах берестяных грамот прослеживается один и тот же почерк, и даже некая культура письма: одинаковые приветствия и завершения посланий.
Изучение славянских текстов – сложнейшая работа. До сих пор лингвистам до конца не понятно содержание многих берестяных грамот. В сравнении с летописями, эти тексты носят более свободный характер написания. Слова часто попросту не разделяются, написаны в сплошной ряд букв. А учитывая, что ошибки в тексте и в настоящее время встречаются постоянно, представьте, сколько неточностей было в бытовой переписке того времени.
Лексическая составляющая текстов также сложна, и дословный перевод не всегда отражает истинный смысл. В послании часто содержались отсылки к какому-либо случаю, который произошел с человеком. Не зная обстоятельств случившегося в принципе сложно понять, о чем идет речь. Приходится искать зацепки в древних символах, сравнивать несколько разных грамот, то есть практически заниматься расследованием.
Так, например, стало известно, что за провинности в славянском обществе предусматривались определенные наказания. То есть уже тогда существовала очень упрощенная судебная система. А благодаря найденным берестяным грамотам установлено, что подобие судебного протокола велось еще в XV веке. Таких примеров записей очень мало. Самая известная – о краже бобров неким Тимошкой. Из перевода можно понять, что описываются обстоятельства кражи: действовала группировка лиц, а зачинщик пойман с поличным. Сложно представить, сколько у специалистов ушло времени на изучение этого текста, чтоб понять, о чем идет речь. Ведь исходный фрагмент представляет собой обрывок коры березы с нацарапанными, неразборчивыми символами.
Перед лингвистами стоит действительно непростая задача. Такие исторические находки представляют огромную ценность для всего исторического сообщества. Изучение писем из повседневной жизни славян дает более полное представление и понимание языка, значения отдельных слов, диалектов и наречий. Многие речевые обороты были встречены историками впервые, так как в летописях и официальных документах не применялся подобный стиль повествования.

Письменные приспособления в древности

Помимо бересты для письма использовался пергамент. Это мягкая кожа специальной выделки. Процесс изготовления пергамента был сложным и кропотливым, а само сырье достаточно дорогим, поэтому его использовали реже. Исходный текст сначала записывался на бересте, а затем аккуратно переносился на пергамент. Так писали официальные обращения, прошения, важные судебные протоколы.
На пергаменте писали чернилами и пером. Чернила изготавливали из вишневой смолы с примесью сажи, сока ягод и некоторых растения с окрашивающими свойствами. На бересту текст наносился чаще всего с помощью острого стержня. Стержень был металлический, но чаще костяной.
Часто в быту пользовались «церами» – табличками с воском. Их можно было применять многократно, затирая воск и нанося снова ровным слоем. До сих пор во многих музеях этнографии есть стилизованные славянские школы, где детям предлагают попробовать с помощью специальной палочки нанести на восковую табличку буквы кириллицы, написать, к примеру, свое имя.
Берестяные грамоты впервые были найдены экспедицией в 1951 г. в Великом Новгороде. С тех пор лингвисты изучили и перевели более тысячи материалов. Историки утверждают, что открытий в этой области предстоит еще очень много, а образ жизни славянских племен только начинает обретать целостную картину.

Что писали русичи в берестяных грамотах

Из текстов берестяных грамот ученые узнали много ценной с исторической и этнографической точек зрения информации. Так, отдельные имена, которые давали простым людям на Руси, до находок в Новгороде были неизвестны. Например, такие, как Воислав, Радонег, Твердята, Гостята, Нежка, Ноздрька, Пленко, Офонос.

Берестяная грамота / Фото: twitter.com

Разными были и содержания текстов берестяных посланий. Так, в грамоте, которая у археологов получила инвентарный №138, и датирована примерно 1300-1320 гг., некий Селивестр написал свое завещание. Находили археологи и берестяные записки от женщины своему любовнику, послания купцу от взятых под стражу торговцев, распоряжения боярина о выполнении работ приказчиком, и много других коротких посланий, описывающих простые бытовые жизненные ситуации.

Узнали историки и цены того времени на отдельные товары. Так, корова в Новгороде начала XIII века стоила 3 гривны, а за 750 локтей «водмола» – грубого неотбеленного полотна, купец готов был заплатить 31 гривну 3 куны.

Свернутая берестяная грамота / Фото: calligraphy-expo.com

После находок отдельных грамот ученые также развенчали миф о том, что ругательства на Руси появились после татаро-монгольского нашествия. В некоторых записках, датированных еще XII веком, встречается довольно много бранных слов.

Лишь один факт, связанный с берестяными грамотами, ученые не могут документально доказать и до сих пор. Исследователи не знают, кто и каким образом доставлял подобные послания от отправителя к адресату. Существует лишь предположение, что в то время в Новгороде работала некая служба доставки берестяных грамот.

Современные исследования

Поиски берестяных грамот ведутся и сегодня. Каждая из них подвергается доскональному изучению и расшифровке. Последние найденные грамоты содержали не письмена, а рисунки. Только в Новгороде археологами было обнаружено три грамоты-рисунка, на двух из них были изображены, по всей видимости, дружинники князя, а на третьей присутствует изображение женских форм.

Загадкой для ученых остается тот факт, как именно новгородцы обменивались грамотами, и кто доставлял письма адресатам. К сожалению, пока на этот счет существуют лишь теории. Не исключено, что уже в XI веке в Новгороде существовала своя почта или хотя бы «служба курьерской доставки», предназначенная специально для берестяных грамот.

Не менее интересная историческая тема , по которым можно судить о традициях древнеславянского женского костюма.

Список городов, где были найдены берестяные грамоты

Вплоть до 2014 года на территории России, Украины и Беларуси было обнаружено около 1060 грамот на бересте. Представляем вашему вниманию перечень городов, рядом с которыми они были найдены:

  • Смоленск;
  • Торжок;
  • Нижний Новгород;
  • Великий Новгород;
  • Псков;
  • Москва;
  • Тверь;
  • Витебск;
  • Рязань и другие.

Такова история берестяных грамот. Они некогда служили в качестве материала, предназначенного для письма. Поскольку береза растет только в определенных районах, является самым настоящим русским, вернее, славянским деревом, то такой вид письменности был распространен именно среди славянских народов, в том числе и в Средневековой Руси.

Общие сведения о берестяных грамотах

Значение берестяных грамот для истории русского языка определяется несколькими факторами. Они ценны прежде всего как документы древнейшего этапа письменной истории русского языка: все они относятся к XI–XV векам.

В отличие от большинства других текстов, восходящих к столь древней эпохе, письма на бересте дошли до нас в оригиналах, а не в списках. Соответственно, при их анализе нет необходимости строить предположения о том, чтó в их языке принадлежит первоначальному документу, а чтó поздним переписчикам.

Но наиболее важно то, что берестяные грамоты обычно непосредственно отражают живой язык их составителей — и этим отличаются от подавляющего большинства традиционных памятников XI–XV вв. (поскольку из числа последних церковные памятники, литературные сочинения и летописи написаны по-церковнославянски, хотя и с использованием большего или меньшего количества собственно русских элементов)

В отличие от этих памятников, берестяные грамоты писались как правило в связи с какой-то сиюминутной деловой необходимостью и были рассчитаны на одного-единственного читателя — адресата, каковым чаще всего был член собственной семьи, сосед или деловой партнер. После прочтения грамота, за редкими исключениями, была уже не нужна и просто уничтожалась или выбрасывалась. В этой ситуации у писавшего обычно не было стимула использовать какую-либо более престижную форму языка, чем живая разговорная речь, соответственно, не было языковой «самоцензуры». По этой причине мы почти всегда находим в берестяных грамотах древнерусский язык, во-первых, свободный от церковнославянизмов, во-вторых, диалектный.

Значение берестяных грамот для истории русского языка осознавалось постепенно — по мере роста числа грамот и по мере признания их достаточно показательными в лингвистическом отношении документами.

Берестяные грамоты как источник  по истории

древнерусского языка и литературы

А. А. Зализняк

Общая характеристика грамот

Березовая кора как письменный материал широкое распространение получила в начале XI века и использовалась вплоть до середины XV века. С распространением бумаги использование данного материала для письма сошло на нет. Бумага была дешевле, да и писать на бересте становилось не престижно. Поэтому обнаруженные археологами грамоты – это не сложенные в архивах документы, а выброшенные и попавшие в землю в связи с ненадобностью.

При написании грамот очень редко использовались чернила, так как они были очень нестойкие, и авторы просто выцарапывали на бересте буквы, которые хорошо читались.

Бо́льшая часть найденных грамот – это бытовые частные письма на тему взыскания долгов, торговли и пр. Имеют место и черновики официальных актов на бересте: это завещания, расписки, купчие, судебные протоколы.

Были найдены и церковные тексты (молитвы), школьные шутки, заговоры, загадки. В 1956 году археологи обнаружили учебные записки новгородского мальчика Онфима, которые в дальнейшем получили широкую известность.

В большинстве своем грамоты лаконичны и прагматичны. В них сосредоточена только важная информация, а все, что и так известно адресату, не упоминается.

Характер берестяных грамот – послания незнатных людей – является ярким свидетельством распространения грамотности среди населения Древней Руси. Горожане обучались азбуке с детства, сами писали свои письма, женщины также знали грамоту. То, что в Новгороде была широко представлена семейная переписка, говорит о высоком положении женщины, которая посылала мужу наказы и самостоятельно вступала в денежные отношения.

Значение найденных берестяных грамот огромно как для изучения отечественной истории, так и для русского языкознания. Они – важнейший источник для изучения повседневной жизни наших предков, развития торговли, политической и общественной жизни Древней Руси.

Как писали на бересте

Буквы на грамотах процарапывали заостренным писалом.

Писала находили в археологических раскопах регулярно, но было непонятно, зачем их обратная сторона сделана в виде лопатки. Ответ был вскоре найден: археологи стали находить в раскопах хорошо сохранившиеся доски с углублением, залитым воском — церы, служившие также для обучения грамоте.

Берестяные грамоты уникальны тем, что, в отличие от летописей и официальных документов, дали нам возможность «услышать» голоса простых новгородцев. Основная масса грамот — это деловая переписка. Но среди грамот есть и любовные послания, и угроза вызвать на божий суд — испытание водой…

Примеры новгородских берестяных грамот

Широкую известность получили обнаруженные в 1956 году учебные записи и рисунки семилетнего мальчика Онфима. Процарапав буквы азбуки, он напоследок изобразил себя в виде вооруженного воина, верхом на коне сокрушающего врагов. С тех пор мечты мальчишек не сильно изменились.

Подлинной сенсацией стала берестяная грамота №9. Это — первое на Руси женское письмо: «Что мне дал отец и родичи дали в придачу, то за ним (имеется ввиду — за бывшим мужем). А теперь, женясь на новой жене, он мне не дает ничего. Ударив по рукам в знак новой помолвки, он меня прогнал, а другую взял в жены». Вот уж, действительно, долюшка русская, долюшка женская…

А вот любовное письмо, написанное в начале XII в. (№ 752): «Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ты ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату! Неужели я тебя задела тем, что посылала к тебе? А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и примчался… хочешь ли, чтобы я тебя оставила? Даже если я тебя по своему неразумению задела, если ты начнешь надо мною насмехаться, то пусть судит тебя Бог и я». Интересно, что письмо это было разрезано ножом, обрывки завязаны в узел и выброшены в кучу навоза. У адресата, видно, завелась уже другая зазнобушка…

Есть среди берестяных грамот и первое на Руси предложение руки и сердца (конец XIII в.): «От Микиты к Анне. Пойди за мене. Я тебя хочу, а ты меня. А на то послух (свидетель) Игнат…» (№377). Вот так буднично, зато без обиняков.

Еще один сюрприз преподнес 2005 год, когда было найдено несколько посланий XII-XIII веков с нецензурной лексикой — е… (№35, XII в.)., б… (№ 531, начало XIII в.), п…(№ 955, XII в.) и т. д.. Так был окончательно похоронен устоявшийся миф о том, что своеобразием нашего «русского устного» мы якобы обязаны монголо-татарам.

Берестяные грамоты открыли нам поразительный факт почти поголовной грамотности городского населения древней Руси. Причем, русские люди в те времена писали практически без ошибок — по оценкам Зализняка, 90% грамот написаны грамотно (простите за тавтологию).

Из личного опыта: когда мы с женой студентами работали сезон 1986 г. на Троицком раскопе, была найдена грамота, начинавшаяся с оборванного «…янину». Много было смеха над этим посланием академику через тысячелетие.

Бродя по Новгородскому музею, натолкнулся на грамоту, которая может служить хорошей альтернативой заглавию известной книги Янина «Я послал тебе бересту» — «Я послал тебе ведёрко осетрины», ей-Богу, звучит лучше, заманчивее))…

Вот такая безграмотная Русь! Письменность была, а Русь безграмотная — так не бывает….

Поделиться этой записью

Время и место

Здесь нужно отвлечься от грамот и немного рассказать о том, как вообще проходят раскопки. Новгородская археологическая экспедиция начала свою работу в 1932 году, затем был перерыв, но вскоре после окончания Великой Отечественной войны раскопки возобновились.

Археологическая экспедиция работает в Новгороде с 1932 года, однако пока исследована лишь сравнительно небольшая часть древнего города Фото: Новгородский музей-заповедник

Экспедиция была задумана как многолетний проект, рассчитанный на работу нескольких поколений. Новгород — рай для археологов. Во-первых, потому, что это один из главных городов Древней Руси, который в Новое время утратил свое значение, а значит, в нем не было особенно интенсивного строительства и его перекопали куда меньше, чем Киев или Москву. Во-вторых, в новгородской почве очень хорошо сохраняются дерево и другие органические вещества. Обилие влаги защищает находящиеся под землей предметы от воздействия воздуха, поэтому они почти не гниют.

Хорошая сохранность старого дерева позволила разработать метод точной датировки находок. В качестве шкалы археологи использовали старые деревянные мостовые, которых под землей сохранилось очень много. В распутицу улицы древнего Новгорода тонули в грязи и становились малопроходимыми, вот и приходилось из толстых сосновых бревен строить мостовые. Такая мостовая возвышалась над землей, поэтому грязь на нее не попадала.

Но функционировала мостовая не особенно долго. Дело в том, что вывоза мусора в средневековом городе не существовало. Черепки битой посуды, старые ветки и зола печей, стружки и прочий строительный мусор оставались на улице, постепенно поднимая уровень земли (в Новгороде — в среднем на 1 см в год). Когда земля поднималась выше уровня деревянной мостовой, приходилось поверх нее класть еще одну. Это происходило примерно раз в 20–25 лет.

Уровень земли поднимался, деревянные мостовые оказывались под землей, и приходилось укладывать новый слой бревен. На старых мостовых археологи обнаруживают до 28 слоев бревен, лежащих друг на друге Фото: Новгородский музей-заповедник

В результате при раскопках старых улиц Новгорода глазам археологов открылся своеобразный слоеный пирог, состоящий из 28 слоев бревен, которые когда-то были мостовыми. А поскольку во влажном грунте дерево почти не гниет, бревна хорошо сохранились и годовые кольца старых деревьев были прекрасно видны. Каждый год жизни дерева отмечен одним кольцом, а поскольку в один год бывает жарко, в другой — холодно, в один — влажно, в другой — засушливо, ширина этих колец разная.

Благодаря гигантской поленнице, в которой каждый следующий слой был на 20–25 лет моложе предыдущего, стало возможно создать для этого региона дендрохронологическую шкалу. Теперь про любое новгородское бревно можно точно сказать, в каком году оно перестало быть деревом. Таким образом можно датировать любую древнюю постройку, даже если она давно разрушена и от нее осталось лишь несколько деревянных фрагментов.

Исследование годовых колец бревен из новгородских мостовых позволило построить дендрохронологическую шкалу, позволяющую точно определить возраст любого бревна Фото: Морковкин Анатолий/Фотохроника ТАСС

Эти методы позволяют с исключительной точностью датировать слои, в которых обнаруживаются грамоты и другие предметы. Ситуация, когда археологи раскапывают средневековое жилище и находят рядом с домом берестяные письма, дает исследователям массу возможностей для поисков и сопоставлений.

Понятно, что человек, который жил в этом доме, скорее всего, и был адресатом писем. Если рядом оказывается несколько писем, адресованных одному и тому же лицу, то уже нет никаких сомнений в том, что мы знаем имя хозяина усадьбы. Если же этот человек был достаточно знатным, то есть шанс обнаружить это имя в летописях и других источниках. Работа историка превращается, таким образом, в работу криминалиста, который на основе нескольких случайных предметов и скомканной записки восстанавливает картину прошлого.

Обсценная лексика в берестяных грамотах[править | править код]

Внимание! Неформальная или жаргонная лексика!Содержание этой страницы, части текста или раздела, может показаться некоторым читателям непристойным или оскорбительным.

В последнее время в средствах массовой информации поднимается большой ажиотаж по поводу находок берестяных грамот, содержащих мат, или обсценную лексику. Соответствующие публикации в СМИ и Интернете содержат много прямых домыслов журналистов в поисках сенсации. Между тем данный сюжет действительно представляет несомненный интерес для истории языка и культуры.

К 2005 г. обсценная лексика обнаружена в 4-х грамотах:

  • Грамота из Новгорода № 330 (XIII в.), обнаруженная ещё в конце 1950-х годов; это рифмованная дразнилка, переводится, вероятнее всего: «задница (гузка) е…т другую задницу, задрав одежду». Автор использовал эффект непристойности, помноженный на эффект абсурда.
  • Грамота из Старой Руссы № Ст. Р.35 (XII в.).

В конце записки от Радослава к Хотеславу с просьбой взять у торговца деньги другим почерком приписано: «Якове брате, е…и лёжа!». Примерный смысл этой пометки — «не выпендривайся», «будь как все». Дальше по адресу Якова прибавлены ещё два замысловатых ругательства: ебехота «похотливый» и аесова «сователь яйца». По одной версии, Яков — это христианское имя Радослава, и Хотеслав так отреагировал на просьбу брата. По другой, Яков — это, наоборот, Хотеслав, а Радослав решил собственноручно прибавить к записанному писцом посланию грубовато-шуточное приветствие брату (в пользу этого говорит то, что два ругательных слова вместе напоминают имя Хотеслав).

Грамота № 955. Обсценная фраза в левом нижнем углу.

Грамота из Новгорода № 955 (XII в.; подробнее об этой грамоте).

Это письмо от свахи к Марене — знатной даме древнего Новгорода, найдено в 2005 году. Сваха Милуша пишет, что пора бы Большой Косе (видимо, дочери Марены) выходить замуж за некого Сновида и прибавляет: «Пусть влагалище и клитор пьют» (пеи пизда и сѣкыль). Это ни в коем случае не брань по адресу Марены (вопреки тому, что написано во многих СМИ); аналогичный текст встречается в народных «срамных» частушках, исполняемых во время свадьбы, и в устах свахи это — пожелание, чтоб свадьба состоялась.

Грамота из Новгорода № 531 (начало XIII в., ).

Одна из самых длинных грамот, написанная на обеих сторонах бересты. Некая Анна просит своего брата вступиться перед Коснятином за себя и дочь. Она жалуется, что некий Коснятин, обвинив её в каких-то «поручительствах» (вероятно, финансового характера), назвал её курвою, а дочь блядью: «… назовало еси сьтроу коровою и доцере блядею…». В письме женщина допустила много описок, пропустив, в частности, в этой фразе букву у в слове коуровою (о корове в таком контексте речь идти не может) и с в сьстроу; скорее всего это говорит о том, что перед нами автограф, написанный в эмоциональном возбуждении. Хотя здесь речь идёт именно о грубом оскорблении, корень бляд— (другая степень чередования корня блуд-) не может считаться в полном смысле обсценным для древнерусского периода, так как употребляется и в церковнославянских текстах.

Язык берестяных грамот[править | править код]

Большинство берестяных документов с территории Новгородской феодальной республики (из Новгорода, Старой Руссы и Торжка) написано на древненовгородском диалекте, отличающемся от известного по традиционным памятникам древнерусского языка на различных уровнях: в фонетике, в морфологии, отчасти также в лексике. В широком смысле к древненовгородскому диалекту можно относить также и диалект древнего Пскова (имеющий ряд собственных фонетических особенностей). Отдельные диалектные новгородские и псковские явления были известны историкам русского языка и раньше, но лишь по эпизодическим вкраплениям в рукописях, на фоне общей установки писца на более «престижный» язык (церковнославянский, наддиалектный древнерусский). В берестяных же грамотах эти явления представлены либо совершенно последовательно, либо (реже) с незначительным влиянием книжной нормы.

Кроме того, в берестяных грамотах (из всех городов) используется т. н. бытовая графическая система, где, в частности, пары букв ъ—о и ь—е могут взаимозаменяться (например, слово конь может записываться как къне); по такой системе написано подавляющее большинство грамот середины XII — конца XIV века. До открытия берестяных грамот подобная орфография была известна лишь по некоторым пергаментным грамотам и надписям, а также по отдельным ошибкам в книжных текстах: системный характер её также не был выявлен.

В силу указанных обстоятельств в —1970-х годах исследователи берестяных грамот нередко трактовали непонятные места как произвольные ошибки малограмотных писцов против «правильного» древнерусского языка: это позволяло истолковывать спорные места практически как угодно. Выдающийся лингвист А. А. Зализняк в начале 1980-х годов показал, что в берестяных грамотах соблюдается достаточно стройная грамматическая и орфографическая система, в рамках которой свыше 90 % грамот написаны вообще без единой ошибки. Значительная часть прежних прочтений и переводов была пересмотрена, и теперь при исследовании вновь открытых грамот непременно учитывается большое количество сведений об этой системе.

Азбука на кириллице, датируемая — гг. Показаны фотография новгородской бересты №591 и прорисовка букв.

Берестяные грамоты — важный источник по истории русского языка; по ним точнее, чем по другим средневековым рукописям, зачастую сохранившимся только в списках, можно установить хронологию и степень распространённости того или иного языкового явления (например, падения редуцированных, отвердения шипящих, эволюции категории одушевлённости), а также этимологию и время появления того или иного слова. Десятки слов, встречающихся в берестяных грамотах, по другим древнерусским источникам неизвестны. Преимущественно это бытовая лексика, у которой практически не было шансов попасть в литературные сочинения с их установкой на высокую тематику и соответствующий отбор слов. Таким образом, открытие берестяных грамот постоянно заполняет лакуны в существующих словарях древнерусского языка. Грамоты практически непосредственно отражают живую разговорную речь Древней Руси и не несут на себе, как правило, следов литературной «шлифовки» стиля, книжного влияния в морфологии и синтаксисе и т. п. В этом отношении их трудно переоценить.

Грамота №109 (ок. 1100 г.) о покупке краденой рабыни дружинником. Живая русская речь 900 лет тому назад (расставлены современные знаки препинания). Грамота написана по одноеровой системе: ъ выступает как на месте этимологического ъ (читается как сверхкраткое : кънягыни), так и на месте этимологического ь (читается как сверхкраткое : Плъскове, чъто вместо Пльсковѣ, чьто). Вместо ятя везде пишется е

|

Берестяная грамота № 109

Не новгородские грамоты (из Пскова, Смоленска, Звенигорода Галицкого, Твери, Витебска) также несут информацию о древнем говоре данных регионов, однако из-за небольшого количества материала лингвистическая ценность их пока меньше, чем у новгородских грамот.

Имеется некоторое количество грамот, написанных по-церковнославянски, а также пять текстов на неславянских языках: по одной на карельском (знаменитая берестяная грамота № 292 с заклинанием против молнии), латыни, греческом, немецком — новгородские грамоты; на руническом древнескандинавском — смоленская грамота. Последние важны как источник сведений о международных связях древнего Новгорода и Смоленска. В одной из грамот помимо древнерусского текста содержится небольшой русско-карельский словарик; она предназначена для сборщика дани, который уже немного умел объясняться по-карельски.

О чём писали древние новгородцы

Берестяные грамоты имеют самое разное содержание. Так, например, грамота номер 155 является запиской о суде, которая предписывает ответчику возместить истцу нанесенный ущерб в размере 12 гривен. Грамота номер 419 – молитвенная книжка. А вот грамота под номером 497 и вовсе была приглашением зятя Григория погостить в Новгород.

В берестяной грамоте, посланной приказчиком господину, говорится: «Поклон от Михаили к осподину Тимофию. Земля готова, надобе семяна. Пришли, осподине, целовек спроста, а мы смием имать ржи без твоего слова».

Среди грамот найдены любовные записки и даже приглашение на интимное свидание. Была найдена записка сестры брату, в которой она пишет о том, что ее муж привел домой любовницу, и они, напившись, бьют ее до полусмерти. В этой же записке сестра просит брата поскорее приехать и заступиться за нее.

Берестяные грамоты, как оказалось, использовались не только в качестве писем, но и в качестве объявлений. Так, например, грамота номер 876 содержит предупреждение о том, что в ближайшие дни на площади будут проходить ремонтные работы.

Ценность берестяных грамот, по мнению историков, состоит в том, что в подавляющем большинстве это бытовые письма, из которых можно очень много узнать о жизни новгородцев.

Открытие берестяных грамот

Кстати, о том, что на Руси существовал такой материал для письма, как берестяные грамоты, было известно задолго до их обнаружения археологами. Ведь в некоторых архивах сохранились целые книги, написанные на расслоенной бересте. Однако все они относились к более позднему периоду, чем найденные.

Первая берестяная грамота датируется 11 веком, а те книги, которые хранятся в церквях и архивах, относятся к 17 и даже 19 векам, то есть периоду, когда пергамент и бумага уже активно использовалась писцами. Так почему же эти рукописи были сделаны на бересте? Дело в том, что все они относятся к старообрядческим, то есть консервативным. В Поволжье, у Саратова, в 1930 году археологами была найдена берестяная золотоордынская грамота XIV века. В отличие от первых, запись на ней велась чернилами.

Не поплавок, и не заколка

После находки первой берестяной грамоты в культурном слое XIV века в Новгороде, многие ученые поняли, что им и раньше на раскопках попадались подобные артефакты. Однако по какой-то причине археологи не стали утруждаться, чтобы рассмотреть их и понять – что же это в действительности такое. Ведь в сложенном виде (в котором и обнаруживали большинство берестяных грамот) они напоминали рыболовные поплавки.

Берестяная грамота в свернутом виде / Фото: languagesoftheworld.info

Развернув же новгородскую грамоту, которая великолепно сохранилась, ученые смогли прямо на месте даже через слой грязи прочитать ее текст. В данном послании находился перечень сел и деревень, которые выполняли повинность некому «Роме»

В том же 1951 году во время последующих находок берестяных грамот в Новгороде, исследователи сделали еще одно важное открытие

Большинство этих посланий обнаруживали в свернутом «в трубочку» виде. Со многими из них находили небольшие деревянные палочки. Сначала ученые посчитали их некими заколками для того, чтобы грамота при «пересылке» оставалась свернутой. Однако дальнейшие исследования показали, что данные палочки были ничем иным, как деревянными «писалами». Именно этими стилосами собственно и царапались послания на бересте.

Новгородская повседневность

До появления берестяных грамот о повседневной жизни русских городов было известно очень мало. Конечно же, имелись откопанные археологами предметы быта, на основании которых можно понять, как было устроено жилище, как готовили пищу, какую носили одежду и украшения. Но о человеческих отношениях, которые возникали в связи с этими предметами, узнать было неоткуда. Ведь летописи писались при дворе князя или митрополита. И тексты, соответственно, отражали большую политику, а не повседневные проблемы, с которыми имели дело жители городов.

Представьте себе, что вас интересует, например, как в Древней Руси учили читать и писать. Где вы об этом узнаете? Сам факт обучения грамоте упоминается во многих источниках. Например, «Повесть временных лет» рассказывает, что Ярослав Мудрый организовал обучение детей грамоте. Рассказывают про это и некоторые жития.

Мальчику Онфиму, начавшему писать на куске бересты буквы алфавита, вскоре надоело это занятие, и он нарисовал всадника, поражающего врага Фото: DIOMEDIA

Все прекрасно помнят, как трудно давалась книжная премудрость отроку Варфоломею, будущему Сергию Радонежскому. Но никаких подробностей, никакой информации о том, как именно выглядел процесс обучения, в житиях и летописях нет. Теперь же у нас есть более 20 листков бересты, содержащих различные ученические записи. Здесь и азбуки, и списки слогов («склады»), и упражнения, и рисунки. И можно легко себе представить, чему и как учили детей в древнем Новгороде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector